Средний интеллект: Тест на IQ. Проверьте свой интеллект!

Содержание

Человек глупеющий: почему падает средний уровень интеллекта?

https://radiosputnik.ria.ru/20210605/1735802573.html

Человек глупеющий: почему падает средний уровень интеллекта?

Человек глупеющий: почему падает средний уровень интеллекта? — Радио Sputnik, 05.06.2021

Человек глупеющий: почему падает средний уровень интеллекта?

Уровень интеллекта человека в среднем падает из года в год, заявил на одной из сессий ПМЭФ директор «Научного центра неврологии» Михаил Пирадов. По его словам,… Радио Sputnik, 05.06.2021

2021-06-05T16:15

2021-06-05T16:15

2021-06-05T16:27

в эфире

подкасты – радио sputnik

знатоки

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/05/1735802557_0:3:1036:586_1920x0_80_0_0_a20bac5f8e0d5f3f4ea40c92085a132f.jpg

Человек глупеющий: почему падает средний уровень интеллекта?

Уровень интеллекта человека в среднем падает из года в год, заявил на одной из сессий ПМЭФ директор «Научного центра неврологии» Михаил Пирадов. По его словам, у тех, кто родился до 1980 года уровень IQ на 20% выше, чем у тех, кто родился после. С чем это связано? — попробуем разобраться вместе с нейропсихологом нейрологопедического центра «Выше радуги» Кубатом Каниметовым.

audio/mpeg

Человек глупеющий: почему падает средний уровень интеллекта?

Уровень интеллекта человека в среднем падает из года в год, заявил на одной из сессий ПМЭФ директор «Научного центра неврологии» Михаил Пирадов. По его словам, у тех, кто родился до 1980 года уровень IQ на 20% выше, чем у тех, кто родился после. С чем это связано? — попробуем разобраться вместе с нейропсихологом нейрологопедического центра «Выше радуги» Кубатом Каниметовым.

audio/mpeg

Уровень интеллекта человека в среднем падает из года в год, заявил на одной из сессий ПМЭФ директор «Научного центра неврологии» Михаил Пирадов. По его словам, у тех, кто родился до 1980 года уровень IQ на 20% выше, чем у тех, кто родился после. С чем это связано? — попробуем разобраться вместе с нейропсихологом нейрологопедического центра «Выше радуги» Кубатом Каниметовым.

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/05/1735802557_126:0:910:588_1920x0_80_0_0_1a9de275ddbba4a23342458c4384ce52.jpg

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в эфире, подкасты – радио sputnik, аудио

Ученый заявил о падении уровня интеллекта в обществе

https://ria.ru/20210604/zdorove-1735719625.html

Ученый заявил о падении уровня интеллекта в обществе

Ученый заявил о падении уровня интеллекта в обществе — РИА Новости, 04.06.2021

Ученый заявил о падении уровня интеллекта в обществе

В среднем уровень интеллекта человека из года в год в обществе падает, сообщил директор ФГБНУ «Научный центр неврологии» Михаил Пирадов. РИА Новости, 04.06.2021

2021-06-04T20:10

2021-06-04T20:10

2021-06-04T21:23

петербургский международный экономический форум

общество

ольга ткачева

петербургский международный экономический форум (фонд)

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/06/05/1572541468_0:160:3072:1888_1920x0_80_0_0_98c597fa9067d31718a8e2fb53a9b22a.jpg

С.-ПЕТЕРБУРГ, 4 июн — РИА Новости. В среднем уровень интеллекта человека из года в год в обществе падает, сообщил директор ФГБНУ «Научный центр неврологии» Михаил Пирадов.»Если мы хотим, чтобы наша человеческая цивилизация прогрессировала, <…> нам надо прежде всего сейчас подумать не столько о здоровье в целом, сколько о ментальном нашем здоровье, потому что мозг — это мы», — сказал Пирадов в ходе сессии «Наука и жизнь. Грани человечности» на ПМЭФ-2021.Директор Центра неврологии отметил, что люди, родившиеся с 1930-го по 1980 год, имеют уровень IQ на 20% выше, чем те, кто родился после, а большинство к 85 годам с большой долей вероятности будет иметь болезнь Альцгеймера или сосудистую деменцию.»Мы можем получить здоровое поколение, которое из себя ничего не будет представлять», — выразил свои опасения Пирадов.На сессии также выступил директор ФГБНУ «Научно-исследовательский институт акушерства, гинекологии и репродуктологии имени Д. О. Отта» Игорь Коган, который выразил опасения о выживаемости человеческой популяции как вида в целом.»Испытывают затруднения в наступлении беременности 17-18% супружеских пар, это бесплодие. <…> А каков процент продуктов зачатия, концепта, доходит до родов? Всего 20-30%. Это значит, что 70-80% продуктов зачатия <…> мы теряем на том или ином пути развития человека», — сказал Коган.Директор Российского геронтологического научно-клинического центра Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова Минздрава России Ольга Ткачева считает, что очень важно развивать гериатрию, чтобы быть готовым к увеличению продолжительности жизни. Она объяснила это тем, что для человека в двадцать лет и в восемьдесят эффективность лекарств и методов лечения отличается.

https://radiosputnik.ria.ru/20210408/altsgeymer-1727252720.html

https://ria.ru/20210225/dementsiya-1598829263.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/06/05/1572541468_171:0:2902:2048_1920x0_80_0_0_5ca2bf7e72737f2ded27f2c443697da9.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, ольга ткачева, петербургский международный экономический форум (фонд), россия

С.-ПЕТЕРБУРГ, 4 июн — РИА Новости. В среднем уровень интеллекта человека из года в год в обществе падает, сообщил директор ФГБНУ «Научный центр неврологии» Михаил Пирадов.

«Если мы хотим, чтобы наша человеческая цивилизация прогрессировала, нам надо прежде всего сейчас подумать не столько о здоровье в целом, сколько о ментальном нашем здоровье, потому что мозг — это мы», — сказал Пирадов в ходе сессии «Наука и жизнь. Грани человечности» на ПМЭФ-2021.

Директор Центра неврологии отметил, что люди, родившиеся с 1930-го по 1980 год, имеют уровень IQ на 20% выше, чем те, кто родился после, а большинство к 85 годам с большой долей вероятности будет иметь болезнь Альцгеймера или сосудистую деменцию.

«Мы можем получить здоровое поколение, которое из себя ничего не будет представлять», — выразил свои опасения Пирадов.

8 апреля, 03:00

Врач назвала продукты, которые увеличивают риск болезни Альцгеймера

На сессии также выступил директор ФГБНУ «Научно-исследовательский институт акушерства, гинекологии и репродуктологии имени Д. О. Отта» Игорь Коган, который выразил опасения о выживаемости человеческой популяции как вида в целом.

«Испытывают затруднения в наступлении беременности 17-18% супружеских пар, это бесплодие. <…> А каков процент продуктов зачатия, концепта, доходит до родов? Всего 20-30%. Это значит, что 70-80% продуктов зачатия <…> мы теряем на том или ином пути развития человека», — сказал Коган.

Директор Российского геронтологического научно-клинического центра Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова Минздрава России Ольга Ткачева считает, что очень важно развивать гериатрию, чтобы быть готовым к увеличению продолжительности жизни. Она объяснила это тем, что для человека в двадцать лет и в восемьдесят эффективность лекарств и методов лечения отличается.25 февраля, 08:00НаукаКак уберечься от деменции. Простые правила для здоровья мозга

Почему к IQ нужно относиться проще — Wonderzine

При этом в разговорах о тестах нередко игнорируют то, насколько и они сами, и получающиеся в итоге результаты обусловлены культурой и культурными установками. Дафна Марченко, кандидатка на получение степени PhD в Кембриджском университете, отмечает, что то, что считается «интеллектуальным» в одной среде, в другой может, наоборот, расцениваться как проявление невежества. По её мнению, так можно сказать, например, об умении разбираться в растениях и их свойствах, которое в западном обществе не принято считать проявлением высокой культуры. «По мнению некоторых исследований, из-за „культурной специфики“ интеллекта тесты IQ отдают приоритет той среде, в которой они были разработаны — преимущественно белому западному обществу, — считает Марченко. — Из-за этого они становятся очень неоднозначными в более культурно разнообразной среде. Когда один и тот же тест применяется в разных сообществах, он игнорирует разнообразные культурные установки, формирующие эти сообщества, и то, что в них считается проявлением интеллектуальных способностей».

Но даже в рамках более гомогенной культуры IQ и повышенное внимание к нему кажется не только мерилом успеха, но и искусственным ограничением. Высокие результаты IQ принято связывать с успехом в дальнейшей жизни: исследования показывают, что люди с высоким коэффициентом интеллекта чаще более успешны в работе, больше зарабатывают, дольше живут. Важно понимать, что речь лишь о корреляции — учёные не считают, что высокий результат теста сам по себе гарантирует карьерные успехи и более крепкое здоровье. Тем не менее в массовом представлении IQ считается если не волшебным средством, то пропуском в счастливое будущее — не случайно в интернете можно найти десятки списков знаменитостей с особенно высоким IQ. Разговор о людях с низким коэффициентом, как в фильме «Форрест Гамп», наоборот, строится как история преодоления, когда человек добивается успеха вопреки низким показателям. То, что для успеха в жизни могут быть важны совсем другие качества — например, эмпатия, умение общаться с людьми, прислушиваться к себе и находить то, что важно именно вам, — отходит на второй план.

Андрей Себрант: «Средний класс просто вымрет, потому что 90% того, что он делает, алгоритмы делают лучше» — One Zero Society — Перспективы постцифровых культур

Большой разговор Андрея Себранта с Ксенией Лученко о настоящем и будущем искусственного интеллекта — и о нас, которые будет с ним жить бок о бок. Материал был подготовлен в рамках спецпроекта Гёте-Института в Москве и портала Сolta.ru.

Ксения Лученко

Андрей Себрант, директор по стратегическому маркетингу Яндекса, — один из главных в России экспертов по искусственному интеллекту, который он сам предпочитает называть машинным обучением. Для рубрики Кольты «Из жизни алгоритмов», работающей при поддержке Гете-института в Москве, с Себрантом о нашем настоящем и пока еще туманном будущем в компании «умных машин» поговорила Ксения Лученко.

— Андрей, в своем телеграм-канале вы постоянно мониторите новые изобретения, технологии, которые появляются по несколько раз в неделю и уже готовы к использованию. Но людям трудно адаптироваться к постоянным переменам, их пугают такие скорости.

— Люди разные. В XIX веке, когда появилось электричество, когда появились не беспилотные, как нынче, а безлошадные повозки (страшное дело!), сколько было разговоров про экзистенциальный кризис! Мы сейчас говорим «теплый, ламповый» в противовес нашим цифровым технологиям, а полтора века назад были карикатуры, как люди гибнут в этих жутких проводах. Теплыми могли быть только газовый рожок или, на худой конец, лучина. Теперь этот страшный, холодный, убивающий электрический свет стал теплым и ламповым на фоне люминесцентных и светодиодных ламп.

На протяжении всей истории человечества консерваторы и новаторы сосуществуют. Одни считают, что золотой век был и все лучшее осталось в прошлом, другие — что надо немедленно переселяться в новый мир.

— Я, скорее, хотела спросить про психологическую сторону: людям тревожно от частоты обновлений, когда ты только привык нажимать на одни кнопки, а тебе уже предлагают на следующие. Это не идеологический консерватизм.

— Не идеологический, это просто особенности человеческого мышления. Отсюда же, кстати, наделение машины субъектностью, которое характерно без всякого искусственного интеллекта. Несколько раз во время лекций мне приходилось слышать: «Машины — это всего лишь инструменты». Я в ответ спрашивал: «Так, ребята, у кого есть своя машина?» Поднимает руку обычно больше половины. «А теперь подняли руки те, кто дал своей машине имя и с ней разговаривает» — поднимается почти столько же рук, и в этот момент все начинают ржать. Но вопрос, насколько субъектен автомобиль, ведь не стоит.

— Человеку свойственно антропоморфизировать все вокруг.

— Да, и это очень правильно. В прошлой своей жизни я был экспериментальным физиком и работал с очень тяжелыми, сложными установками в «Курчатнике». И я знаю, что где бы физик ни работал — хоть на Большом адронном коллайдере, — всем этим установкам дают имена и с ними тоже разговаривают. Иногда включаешь ее, чувствуешь что-то и говоришь: «Слушай, а я сегодня эксперимент вести не буду. Что-то она, кажется, не в настроении». Дальше все это можно рационализировать: наверное, так срабатывает мозг, на самом деле это я сам сегодня не в состоянии или мой богатый опыт подсказывает, что сочетание данных, которое я вижу на пульте управления, говорит о неисправности. И это происходит с очень рациональными людьми — физиками. При этом я рассказываю о 1970-х — 1980-х, когда никаких компьютеров и близко не было. То есть речь не шла о том, что внутри установки есть сложный компьютерный разум, — это было нагромождение проводов, газовых насосов, зеркал.

— Следуя этой логике тотальной антропоморфизации, нам кажется, что интеллект — это что-то целостное, помещенное в некую коробочку, где живут ум и еще что-то неопределимое. Но искусственный интеллект — это же совсем другое. Вы недавно сказали, что это вообще сугубо маркетинговое определение для машинного обучения…

— Да, я очень люблю на лекциях говорить, что «машинное обучение» — это вовсе не «искусственный интеллект». Хотя бы потому, что мы до сих пор не знаем, что такое интеллект естественный. Давайте не будем усложнять, наворачивая на и без того мутное понятие еще и слово «искусственный».

На самом деле, антропоморфизация своего транспортного средства практична с точки зрения водителя: человек лучше ведет машину, когда это его «любимая ласточка». Точно так же, когда ты работаешь со сложной программой или установкой, считать ее скорее соавтором, нежели просто инструментом, правильно с точки зрения конечного результата.

Известный композитор Кузьма Бодров, который с нашей, яндексовской, нейронкой занимался написанием музыки, как раз говорил: «Да, это очень важный, очень ценный для меня соавтор». Я понимаю, что композитору проще не рассматривать это как тупой ящик, потому что он не родит нечто, с чем ему было бы интересно работать. А из соавтора вылезает то, что можно развить в произведение, которое потом Башмет с удовольствием сыграет, что, собственно, и происходило на практике.

— То есть машины наделяются субъектностью в той степени, в какой человеку бывает легче и комфортнее взаимодействовать с субъектом, а не объектом?

— На мой взгляд, да.

— Но машины же не могут нести ответственность. А соавторство — это разделенная ответственность.

— Да, и это большая проблема — например, в медицине. Ко мне однажды после лекции подошла слушательница, у которой ребенок со сложным заболеванием, и сказала, что она не позволит, чтобы диагноз ему ставил искусственный интеллект. Я удивился: как раз в ситуации сложной, редкой болезни у искусственного интеллекта гораздо больше шансов прочитать абсолютно всю медицинскую литературу по вопросу, чем у даже самого квалифицированного врача. Она ответила: «Я давно морально готова к тому, что все-таки мой ребенок умрет, но я знаю, что я сделаю с врачом, по чьей вине это случится. Я могу предъявить претензии, засудить. А что я сделаю с вашим искусственным интеллектом?» Это нормальная, очень человечная реакция матери, которая осознает, что риск велик, и ей важно кого-то наказать. Мы живем предельно нерационально.

— Да, если вы даже беседуете с машинами, что тут скажешь…

— Наш мир непознаваем, непредсказуем и нерационален. И что?

— Наверное, это и есть граница искусственного интеллекта, машинного обучения. Он может постичь только то, что рационально?

— А создание музыки — это рациональный процесс? Композитор бы с вами не согласился. Какие правила известны соловью? Соловья легко воспроизвести, его пение несложно заменить. Но почему вы можете плакать утром в тумане над рекой, слушая соловьиные трели? Это ваше переживание, и оно точно не отражение жизненного опыта соловья. Представьте себе теперь, не знаю, гору на закате в облаках. Чей интеллект работает над этим произведением, которое вызывает у вас глубокий эмоциональный отклик?

— Я бы сказала, что Бога, например, но вы же не согласитесь…

— Нет, не соглашусь. Особенно в случае горы, потому что тут я точно знаю, какие геологические процессы ее формировали. Это, конечно, удобная концепция, которая позволяет буддистам спокойно пускать искусственный интеллект в храм, ибо неисповедимы пути воплощения Будды. Почему бы компьютеру не быть одним из них?

— Это, между прочим, серьезный вопрос. Что такое тогда интеллект природы, если мы изымаем Бога из этой конструкции?

— Так мы вообще не знаем, что такое интеллект, я ровно про это и говорю. Я просто ополчился на фразу, что искусственный интеллект занят только рациональным. Да нет же, он прекрасно пишет стихи и музыку, и до того момента, пока ты не сообщаешь человеку, что все это создал искусственный интеллект, он в восторге. У нас произошла знаменитая история с «Нейронной обороной», когда тексты в стиле Летова были написаны нашим искусственным интеллектом, машиннообученным комплексом, и фанаты Летова начали писать: «Черт, не знал эту песню. Всю ночь пил и плакал. Как Егор чувствовал, как он чувствует меня, как я его понимаю». Потом они, правда, собирались прийти и разгромить офис. Это та самая история про красоту в глазах смотрящего. Глубочайшие переживания до того момента, пока ты не узнаешь, что это написала машина. И это почему-то сразу обесценивается. Почему?

— Возникает ощущение, что тебя обманули, хотя оно иррационально…

— Еще один пример, более актуальный. Прошлый век, компьютер Deep Blue обыгрывает Гарри Каспарова, дикая истерика: шахматы — интеллектуальная игра, убитая машиной. Прошло двадцать лет с небольшим, и люди продолжают играть в шахматы как ни в чем не бывало. Дети, которые точно знают, что они никогда не обыграют ни одну машину, с восторгом идут в шахматные секции. Люди начиная с уровня гроссмейстера все как один говорят: когда тренируюсь, играю только с машиной, потому что это такой спарринг-партнер, которым не может быть ни один человек, я постигаю такую красоту шахмат, до которой люди дошли бы, может, через сто лет.

— Мне кажется, если находить аналогии в вопросе, чем настоящий соловей отличается от синтезированного, — а у меня нет другого аппарата, кроме гуманитарного, — мне это напоминает то, что Вальтер Беньямин писал про воспроизводимость произведений искусства. Что такое оригинал, если теперь можно создать бесконечное количество копий? Что такое живой концерт, когда он распространяется в огромном количестве записей? Все-таки есть что-то у живого соловья, чего никогда нет у искусственного. Беньямин называл это «аурой подлинности».

— Картина «Портрет Эдмонда Белами», которая была продана на аукционе Christie’s за 430 000 евро, — творчество очень интересного коллектива Obvious, где есть один средней руки программист и два классных маркетолога. Картина создана нейросетью, ни один из этой троицы рисовать вообще не умеет. Искусство сильно зависит от институций. В тот момент, когда что-то или становится частью престижной коллекции, или выставляется на топовый аукцион, этот артефакт признается произведением искусства. Последний раз я видел эту картину в Эрмитаже. И это не копия. То же и с соловьем. И музыка, которую написал Бодров в соавторстве с нейросетью и которую играл Башмет, — это тоже не копия.

— Да, но машина анализирует объем данных, соответственно, воспроизводит единицы, на которые эти данные разбиты.

— Композитор тоже изучает музыкальное наследие человечества. И он пишет музыку, которая производит впечатление, потому что он изучает гармонию, историю мировой музыкальной культуры и только после этого начинает писать, а не просто садится за инструмент и лупит по клавишам.

— Мы переходим к тому, что и человеческую личность можно будет создать…

— А мы не знаем, что такое личность. Точно так же, как мы не знаем, что такое интеллект. Считалось, что шахматы явным образом — глубоко интеллектуальная деятельность, потом оказалось, что машина с ней справляется точно лучше человека. Тогда уважаемые философы начали писать статьи о том, почему никогда компьютер не обыграет человека в го. Считалось, что го — это последний бастион человечества, который компьютер не сможет взять.

В создании алгоритмов Deep Blue принимала участие огромная команда гроссмейстеров, и поэтому вклад человеческого интеллекта в то, что делала Deep Blue, мягко выражаясь, немалый. Это, скорее, суперэкспертная система: произошла агрегация из идей лучших гроссмейстеров и всей шахматной литературы. Поэтому это все-таки плод работы человечества. Вот и с го сначала было примерно так же. Но в го нет, строго говоря, стратегии, это совсем не просчитываемая игра. Гораздо больше игроков в го из буддистской, из индуистской культуры, не из европейской; тут надо медитировать, постигать прекрасное. Как это воспроизвести, как обучить машину чувству прекрасного?

И вдруг выясняется, что машину не надо учить этому чувству, потому что она просто работает по-другому. AlphaGo обыграла человека. Но появился тот же самый аргумент: да, но ведь она обучена на всех партиях го. Пришлось еще раз инженерам вздохнуть и создать ту версию, которая называется AlphaZero: она сейчас остается абсолютно непревзойденной машиной и в шахматах, и в го, и в чем угодно. Она вообще ничего не знает про человеческий опыт, ей не показывали ни одну партию, сыгранную людьми. Есть правила игры, и она просто играет сама с собой. Алгоритм, который вообще не базировался на человеческом знании, а просто сам с собой долго играл, обыгрывает алгоритмы, основанные на человеческом знании. Последний результат был 100:0, потом они перестали.

— У человека есть что-то, что мы не можем описать и поэтому не можем воссоздать? И если да, то что это? Мышление, личность, чувства?

— Понятия не имею. Вот Кевин Келли очень хорошо пишет — есть такая книжка у него прекрасная, которая переведена на русский, называется «Неизбежно», — и мне очень нравится то, что он говорит: когда мы что-то делаем — неважно, самолеты или искусственный интеллект, — мы всегда вдохновляемся тем, что существует в природе, но делаем это совершенно иначе. И поэтому неинтересно, когда искусственный интеллект начнет думать как человек, только быстрее и лучше. Интересно то, что он думает абсолютно по-другому — так, как человек никогда не сможет. Это-то и прикольно.

— Значит ли это, что все то, что устроено понятным нам образом, потенциально воспроизводимо и даже может быть превзойдено с помощью технологий машинного обучения?

— А зачем понимать, как что устроено? Самое главное, что в машинном обучении можно ничего не понимать. И это принципиальное его отличие от всех предыдущих способов программирования, написания кода. Это базовая вещь. Почему машинное обучение — действительно революция, новация (используйте любые слова, которые вам нравятся)? Можно было в парадигме традиционного программирования написать алгоритм, который отличает, например, кошечку от собачки. Для этого, прежде всего, нужно было выделить, рационализируя их, те факторы, которые отделяют кошечку от собачки. Если речь идет про глаза, давайте опишем этот объект — «глаз» и «глаз», такие две штуки. Внутри глаза выделим объект класса «зрачок». Если он круглый, то, скорее всего, это собака, если вертикальная полосочка — скорее всего, кошка. Силой мысли, занимаясь полной декомпозицией объекта, выделим все характерные признаки и дальше опишем всякие правила, чтобы, если собака и кошка закрыли глаза, они не перестали быть собакой или кошкой только потому, что исчез объект класса «глаз». Получается сложнейший алгоритм, который на большом проценте фотографий будет неплохо работать и отличать кошку от собаки. Это классический подход к программированию: мы поняли, чем отличается кошка от собаки, проанализировав форму носа, особенности зрачка, и дальше сформулировали правила, некий набор признаков, может быть, очень сложный, с логическими разветвлениями, который заложили в машину.

А теперь можно сделать по-другому. Можно показать машине миллион кошечек и еще один миллион собак, а потом показать 2 000 001-ю картинку и сказать: «Это кто?» И она скажет: «Собака, конечно». Мы не знаем почему. Вы же, когда ребенка учите отличать кошку от собаки, не говорите, что надо рассматривать отдельно зрачок, — вы говорите: «Вон, смотри, собачка идет. Ой, а это котик». И ребенок не занимается этой декомпозицией.

Первые поисковые машины, первые алгоритмы поисковых машин — Гугла или Яндекса, кого угодно — работали на основе заданных человеком факторов. А потом в какой-то момент они стали просто учиться, куда именно человек кликает по конкретному запросу, понятия не имея, какие факторы при этом учитываются. Точно так же, как мы не знаем, почему алгоритмы идеально отличают кошечек от собачек, почему они это делают.

— И тут мы приходим к теме страхов — или к тому, что есть технооптимисты и технопессимисты. Вы, конечно, явно относитесь к оптимистам…

— Меня называют «оголтелым технооптимистом».

— Но если это нечто, что учится непонятно как, сможет управлять людьми в чьих-то интересах?

— А когда люди управляют? Разве «белковые» пропагандисты заведомо лучше алгоритмов Фейсбука? Чем?

— Теоретически алгоритмы Фейсбука находятся в чьих-то руках, я так понимаю, вполне белковых?

— Естественно. Когда-то я был вынужден, чтобы стать начальником группы в том самом «Курчатнике», пойти и окончить Университет марксизма-ленинизма. Мне там два семестра читали курс пропаганды, рассказывали, как правильно манипулировать людьми. Никаких компьютеров тогда еще не было. И это было гораздо омерзительнее, чем алгоритмы Фейсбука.

— Но инструментарий пропагандистов существенно дополнился. И дело же не только в условной Cambridge Analytica, которая действует в политических целях. Недавно вышла книжка Жюдит Дюпортей про Тиндер, где автор утверждает, что алгоритмы управляют чувствами и отношениями. Это так?

— Как я уже сказал, честно говоря, находиться под управлением первого секретаря по идеологии товарища Суслова, по-моему, гораздо более мерзко, чем под управлением алгоритма.

— То есть вас это не пугает?

— Меня вообще сложно этим испугать. Вот вы, по сути, сказали: «Я хочу понимать, что происходит». Обычно я спрашиваю людей, желающих знать, насколько хорошо они понимают прибор, который у них в руках, — айфон или любой смартфон: правда ли они — суперэксперты в квантовой физике твердого тела? Поверьте, квантовую физику твердого тела понимают хорошо если 50 человек в мире — топовые теоретики, остальные умеют только пользоваться формулами. Я защищал кандидатскую по квантовой радиофизике, и я ничего не понимаю в квантовой физике. Кстати, Фейнман, который получил Нобелевку по квантовой радиофизике, говорил: «Я могу написать формулу, но я не понимаю, человеческий мозг не может понять, как работает квантовая физика».

Мы живем в трехмерном мире. Три вектора определяют координаты точки в нашем пространстве. При этом математическая абстракция и соответствующие законы переносятся на многомерные пространства, где векторов не три, а триста. Но понять, почувствовать, как что-то происходит в многомерном пространстве, мы не можем.

Давайте сойдемся на том, что Алиса, как и другие ассистенты, сейчас оперирует 300-мерным пространством смыслов и, собственно, ее ответ — это некий вектор в 300-мерном пространстве смыслов. Как математическую абстракцию представить это легко. Понять что-либо в 300-мерном пространстве смыслов мы не можем.

— Но это же все равно создано людьми, значит, прежде чем это придумать, нужно было это представить, создать образ этой Алисы.

— Нет. Чтобы написать формулу работы с 300-мерным пространством или с неевклидовой геометрией, не надо ее представлять. То же самое с квантовой физикой. Написать формулы и в итоге спроектировать айфончик легко. Инженеры, которые проектируют айфон, понимают, с каким математическим аппаратом они работают. А теперь объясните мне: как происходит туннелирование, что значит частица, волна квантовой решетки? Это нельзя себе представить. Наш мозг к этому не приспособлен. Никогда в окружающем мире ничего подобного мы не видели.

— Но как-то же это тем не менее возникло… Настолько продуманные вещи не могут быть случайностью…

— Это опять же вопрос веры. Как обычно, можно считать, что все это кто-то создал, можно считать, что к этой точке привела эволюция. Но общую логику теории Большого взрыва мы себе представляем, а в ней Создатель не требуется.

Еще в начале XX века было очень много споров: был понятный ньютоновский мир — и вдруг какое-то электромагнитное поле? Уже плохо, потому что обыватель не может себе представить электромагнитное поле, но это еще ладно, там хотя бы очень простые уравнения. А потом вдруг возникает квантовая физика, и выясняется, что мы не можем сказать про электрон, волна это или частица. Свет, который мы сейчас с вами видим, — с одной стороны, электромагнитное поле, с другой, поток частиц, при этом они себя ведут совершенно по-разному в специально поставленных экспериментах, и как это может быть одним и тем же, вообще не помещается в человеческой голове.

Мир понять невозможно. Точно так же, как мы не можем понять, что такое естественный интеллект, вы не можете понять, как работает кристалл, который является как бы мозгом этого самого лежащего на столе айфончика.

— То есть вы считаете, что в страхе, что нами управляют теперь алгоритмы, больше тревоги, чем реальных, обоснованных причин?

— Конечно. Нами управляют люди. Всегда. Алгоритм сам по себе управлять ничем не может.

Приведу еще один мой любимый пример. В Израиле решили тренировать алгоритм, чтобы он мог принимать решения в суде. Анализировали массив простых дел с ясным контекстом происшествий, по которым принимаются бинарные решения — либо штраф, либо 15 суток. Можно было проследить за историей вынесения приговоров в течение нескольких лет и заложить в алгоритм. Приходит новое дело, судья выносит свой вердикт, а люди, ведущие эксперимент, сообщают, какое решение по нему принял алгоритм. На те решения, которые принимает машина, немедленно набрасываются аналитики данных и начинают их изучать. И выясняют чудовищную вещь: у нее есть большой суточный ход. В начале рабочего дня машина выносит более мягкие приговоры, потом жесткость растет, потом снова падает и постепенно восстанавливается. Почему? Оказалось, что чем ближе по времени к обеду, тем приговоры злее, а чем живые судьи более сытые, тем они мягче. И обработка алгоритмом массива дел позволила выявить эту закономерность. Там было много еще разных сюрпризов: оказалось, что алгоритм чудовищный и с точки зрения гендера, и с точки зрения того, какого цвета подсудимый.

После этого эксперимента было сказано: все, никакие алгоритмы пускать никуда нельзя. Простите, но ведь судьи принимали решения точно так же. Судьи — это люди.

— А вам самому какие этические вопросы, связанные с развитием нейросетей, машинного обучения, искусственного интеллекта, кажутся действительно беспокоящими? Есть ли такие?

— Они есть, но не там, где их обычно видят. Развитие технологий, хотим мы того или нет, становится новым, более могучим и доступным инструментом, с чьей помощью можно менять окружающий мир.

Пока мы работали в чисто материальном мире, у нас было много правил, которые называются «защитой периметра». Как сражаются с распространением ядерного оружия? Известно, какое оборудование для этого нужно, можно контролировать его поставки. Известно, какие вещества должны использоваться в качестве сырья, можно контролировать поставки сырья. Серьезное количество оружейного плутония нельзя наработать с помощью таких действий: ты сам собрал что-то из подручных материалов, а потом пошел на свалку и нарыл достаточное количество руды.

А в области кода за последние годы произошла удивительная история. Open source, открытый код, перевернул представление о том, что такое коммерческий или промышленный секрет. Еще несколько лет назад алгоритмы, разработанные в крупнейших компаниях, были самой важной коммерческой тайной. Достижения IBM в прошлом веке или Microsoft на стадии зарождения Windows — это интеллектуальная собственность, которая стоит миллиарды, ее невозможно воспроизвести, и невозможно написать свою операционную систему.

И вдруг компании начинают выкладывать свои самые топовые алгоритмы в общий доступ. Причем происходит это по забавной причине: для развития компаний самым важным становится талант людей, которые в ней работают. Талантливый программист скажет: так, ребята, покажите мне, что лежит от вашей компании в open source, я посмотрю, стоит мне идти к вам или в Гугл, в котором по его open source я понимаю, с каким космосом буду работать. И в этот момент ты начинаешь тоже выкладывать все в открытый доступ.

Мощнейшие алгоритмы машинного обучения публично доступны. И злой гений, который до этих алгоритмов доберется, может научить их чему-нибудь очень плохому. TensorFlow, разработанный в Гугле, — один из мощнейших универсальных алгоритмов машинного обучения. Яндексовский CatBoost тоже с открытым доступом. Это все вещи, которые могут быть в исходном состоянии перенесены в чей-то гараж. И в этом гараже даже не надо строить суперкомпьютерный центр, потому что одновременно есть облака и ты можешь в облаке, то есть в структуре этих серверов, которые ты берешь себе в аренду, запустить некий код и по мощности железа, работающего на тебя, стать равным Гуглу. Да, у тебя денег хватит на два часа, но мало ли чему ты за два часа можешь научить эту сетку.

Идея, что периметр чего-то опасного можно ограничить на уровне доступа, больше не работает. Теоретически все-таки нужно контролировать людей, потому что, когда речь заходит о нашем прекрасном интеллектуальном мире, машинах, алгоритмах, коде, информации, у потенциального злоумышленника есть возможность использовать все наработки человечества.

— По идее, должна возникнуть саморегуляция? Какие-то договоренности, ограничения, служба безопасности в хорошем смысле?

— Я как раз и говорю о службе безопасности в хорошем смысле. Почему до сих пор не умерли все информационные системы? Ведь хакерские атаки ведутся постоянно, и в них используются крайне изощренные алгоритмы. Спасает то, что в крупных компаниях, таких, как Гугл, Фейсбук, Яндекс, что угодно, работают неплохие спецы по защите, которые создают свои алгоритмы охраны виртуального периметра нашего сетевого окружения, серверов, программ, данных. Катастрофических утечек не зафиксировано ни в Гугле, ни в Фейсбуке — за тем исключением, когда они сами отдали данные партнерам. Просто самые сильные и талантливые люди пока работают здесь. Сколько ни называй их корпорациями зла, в них работают программисты, которые гораздо круче, чем хакеры, пытающиеся их взломать.

Поэтому нехило бы думать о том, как сделать так, чтобы самые талантливые и сильные люди все-таки стояли на стороне добра. И эта задача не алгоритмическая, а этическая. В тот момент, когда самые талантливые начнут думать: «Давайте сломаем мир, потому что он неправильный», — они его таки сломают.

— Получается, что сейчас хакнуть какого-нибудь техногиганта типа Гугла — это хакнуть мир?

— Да. Только это не очень возможно, потому что техногиганты собирают самый верхний слой интеллектуальных сливок, а те, кто сражается против них, сильно слабее — не по инструментарию, а по головам.

— А как же цифровые анархисты, борьба за свободный интернет против капитализма платформ, призывы создавать альтернативные поисковики и независимые социальные сети? Все это работает как бы на стороне зла, а гиганты-капиталисты получаются хранителями добра? У вас довольно консервативная позиция…

— Не то чтобы они были хранителями… У меня есть старый спор с ребятами, которые занимаются криптой. Они говорят: «Классическая валюта — это, в первую очередь, инструмент государств, мы ликвидируем государства как таковые просто запуском криптовалюты. Снесем всю систему». Я вот что-то не очень уверен, наблюдая за некоторыми знакомыми мне анархистами, что я хочу жить в столь небезопасном обществе. Можно спорить, с каким уровнем безопасности и надежности справляется государство, но оно точно делает это лучше, чем ситуация, где просто работает право сильного без сдерживающих инструментов. Я точно не хочу, например, жить в мире, где реально криптовалюта — основной способ что-либо купить.

— Но при этом прогресс неостановим, и криптовалюта будет развиваться.

— Да, в режиме стейблкойнов, например.

— То есть их надо вывести в зону легальности?

— Да, и это потихоньку происходит. Криптовалюты и блокчейн — действительно очень классная, передовая технология. Но не биткойн. Я уверен: будет ли это приурочено к Олимпиаде в Китае или к чему-то еще, но цифровой юань они выпустят, и он будет классическим стейблкойном под контролем местного Центробанка. Сейчас американцы выпустили регуляцию только для стейблкойнов, то есть для валют, которые жестко привязаны к фиатным валютам, — под них уже можно открывать банковские счета и так далее.

— И мы, таким образом, опять упираемся в извечную проблему — свобода или безопасность? Потому что безопасность обеспечивают те же, кто ограничивает свободу.

— Да, но это история про то, что надо разбираться с мироустройством. Валюта — одна из основ, один из тех инструментов, на которых держится государство. Центробанк — мощнейшее средство управления экономическими процессами внутри государства. И если реализовать идею «а теперь давайте мы уберем валюту, которая эмитируется государством и в значительной степени является средством регулирования госполитики, а вместо нее пустим свободный биткойн, который вообще-то никем не эмитируется» — мы просто покончим с исполнительной властью в государстве.

Но давайте разберемся с четвертой властью. Хотим мы или не хотим, но в самом свободном мире гейткиперами в области распространения информации работало несколько сот человек — редакторы или владельцы крупных СМИ. А теперь они исчезли: Цукерберг не может быть гейткипером, потому что у него нет редакционной политики. Отсюда и все ополчение на Фейсбук — он начал размывать роль четвертой власти. Собственно, это основной шок, который произошел в связи с выборами Трампа. До этого было понятно, что если истеблишмент договорился с прессой, то дальше исход предрешен.

— Рузвельт выиграл на радио, Кеннеди первый победил благодаря телевизору, а теперь у нас Трамп выиграл благодаря Твиттеру. Все это тоже уже было.

— Да, но в последнем случае элитам общества не с кем было поговорить, потому что вдруг оказалось, что оно как-то самоорганизовалось. Пришлось немедленно найти крайних — Россию, алгоритмы. И сейчас все проблемы Фейсбука и Твиттера в том, что государство не хочет потерять власть. Технологии могут прекрасно контролироваться государством, великолепно им использоваться для укрепления себя любимого, что мы видим на примере Китая. Я не верю, что государства сейчас настолько слабы, что они поднимут лапки перед владельцами технокомпаний.

— А действительно ли из-за развития машинного обучения в ближайшем будущем исчезнут многие профессии?

— Да, конечно, большинство. Средний класс, видимо, просто вымрет, потому что 90% того, что он сейчас делает, алгоритмы делают гораздо лучше. А как будет устроен мир, в котором нет среднего класса? Никто сейчас не знает, состоится ли государство, основанное на безусловном базовом доходе, в котором нет среднего класса, потому что подавляющее большинство просто занимается чем хочет, благо зарплаты хватает. Но эта модель очень далека от классического капитализма.

— То есть страх, что всех заменят роботы, обоснован?

— Да, особенно сейчас. Любой бизнес хочет быть устойчивым, когда в следующий раз случится какой-нибудь очередной вирус и люди будут сидеть по домам.

— Пандемия подхлестнула желание вообще изъять из процессов человеческий фактор?

— Конечно. Мы не сдохли во многом потому, что включились курьеры, рестораны начали готовить еду на вынос, но при этом все-таки не остановились сельское хозяйство, пищевое производство, логистические центры. А они были на пределе. У Amazon было несколько проблем, когда пришлось останавливать логистические центры и выкручиваться просто потому, что бо́льшая вспышка — и все, весь центр уходит на карантин. Чуть бо́льшая заразность вируса — и вся логистика встанет. В цепях логистики больше не должно вообще быть человека, и это все понимают, в том числе государство. Производство как минимум еды и ее доставка должны быть полностью автоматизированы. Иначе при следующей эпидемии люди выйдут из дома, устроят голодные бунты и умрут чуть позже.

В начале года несколько компаний по всему миру начали тестировать роботов-доставщиков. Технологии были почти готовы, но никто не думал, что это надо так быстро выкатывать в продакшен.

И поэтому большое количество стран запустило беспилотники уже в режиме полного отсутствия человека в машине. Водители траков гораздо важнее, чем таксисты, особенно в Америке. Если у тебя встали дальние перевозки, опять же — развалится логистика.

— Куда денутся все эти безработные курьеры, водители, они-то на что будут себе еду покупать?

— А вот здесь вылезают всякие очень разные экономические модели. Я разговаривал на эту тему с одним американцем, и он говорит очень забавную вещь: «Сейчас большинство тракеров не покупают себе эти офигенно дорогие траки, они у них в лизинге. Но мы этому тракеру так же в лизинг можем дать беспилотник, чтобы у него было ощущение, что он для чего-то нужен. Он будет играть в свои компьютерные игры, однако у него будет второй монитор, на котором он в случае какого-то алерта сможет дистанционно включаться. Но, по крайней мере, следующих дальнобойщиков уже не надо воспитывать».

— То есть, если вернуться к этике, вы не считаете, что этические проблемы решаются регулированием технологий?

— Я совершенно не считаю, что этических проблем не существует или этика неважна. Но не надо перекладывать ее на чужие плечи. При этом забывая, что информационные, ядерные, инженерные, биотехнологии дают людям все больше могущества. Передать управление клонам, биороботам, нейросетям — это выбор конкретных людей. Как сделать так, чтобы у тех, кто будет нацелен на реализацию такого плана, не хватило ресурса, в том числе человеческого, чтобы у них не появился миллиард сторонников? Как сделать так, чтобы большинство оставалось на стороне добра в широком смысле? Это вопрос не к технологиям.

Когда меня с точки зрения этики спрашивают, не пора ли остановиться, я говорю: ребята, а давайте начнем с Прометея. Прометей всю историю человечества считается положительным персонажем. Но в вашей модели этики Прометея надо было с самого начала посадить на цепь и радоваться. В огне горели люди, огонь использовали, чтобы сжигать города; давайте вспомним Жанну д’Арк, ведьм и так далее. Человек, который предлагает нам сейчас остановить развитие технологий, говорит: «Давайте остановим Прометея». Если посмотреть, сколько людей погибло от огня, лучше остановиться на сыроедении.

— Когда вы говорили о том, что может появиться человек, у которого будет миллиард сторонников, чтобы управлять технологиями во зло, я подумала, что вы рисуете картину из «Откровения» Иоанна Богослова — образ Антихриста. Вы описали ровно то, что написано в Библии.

— Да, но вопрос, как сделать так, чтобы среди нас не вырос Антихрист со своей паствой, — это не проблема ограничения технологий, это проблема воспитания людей. И тем, кто радеет за этику, надо думать об этом, а не о том, как ограничивать искусственный интеллект. А искусственный интеллект ограничить все равно не удастся: люди с комплексом Прометея, которые готовы нести огонь, даже осознавая, что этим огнем кого-нибудь сожгут, не могут остановиться.

— Если технология придумана, значит, она будет реализована.

— Да, но как блокировать попытки употребить ее во зло — это вопрос того, что у людей в головах. Что нужно делать, чтобы самые талантливые не хотели разрушать, а хотели охранять слабых? Здесь инженеры помочь не могут.

— Инструкции про это есть там же, где про Антихриста написано. Вопрос в том, как они интерпретируются.

— Интерпретируйте как-нибудь так, чтобы был практический выход. Понятно, что овладение всерьез всем этим сложным, могучим инструментарием требует некоего набора знаний, умений, навыков — того, что набирается годами. То есть нужно, чтобы у тех людей, которые годами себя совершенствуют, было какое-то приличное целеполагание.

У меня всегда вопрос к тем, кто говорит, что нужно ограничить инструменты, которыми владеет человечество: «Вы предполагаете, что человечество настолько порочно, что, как только инструменты становятся могучими, либо оно себя целиком уничтожит, либо одна часть поработит другую? Может быть, с этим что-то сделать?»

— То есть нас спасет вера в человечество?

— Если вполне этично в какой-то момент нажать на кнопку и угробить половину человечества, а вторая в ответ угробит оставшихся, то вообще-то все это можно было сделать еще до появления машинного обучения и информационных технологий.

— А если, как рассказывает Рэй Курцвейл, возникнет симбиоз человека и машины, что будет в голове у этого существа в наступившей сингулярности?

— Мне кажется, вся история сингулярности будет совсем не такой, как у него описано. Описание Курцвейла — это как описание XX века из XIX: все небо в дирижаблях… Есть очень комичная история о том, как мы ищем внеземные цивилизации и периодически огорчаемся, что космос молчит, а мы столько времени искали. Когда запускали гигантский проект по поиску внеземных цивилизаций с помощью радиотелескопов SETI, считалось, что раз сейчас у нас радиостанции такой-то мощности, а еще через пять лет радиостанции будут в два раза большей мощности, то в XXI веке мы будем излучать в космос мегаватты радиоволн. А Земля почти перестала излучать в космос радиоволны. Из этой логики мы все время пытаемся думать, что в будущем будет та же технология, которая у нас есть сейчас, только гораздо мощнее.

— Опять в некотором смысле антропоморфизация: ставим себя в центр и все видим так, как у нас, только круче. Это же очень детская позиция.

— Да. И Курцвейл тоже линейно экстраполирует то, чем мы сейчас занимаемся, что мы сейчас умеем и понимаем, до следующего уровня. А мы не знаем, как устроен следующий уровень. Он будет другим.

Искусственный интеллект: где реальность, а где хайп?

Мы живем в потрясающее время. Характер нашего взаимодействия с машинами, объектами и вещами стремительно меняется.

C первобытных времен мы старались использовать различные пассивные инструменты, приводя их в движение руками или голосом. Сейчас мышь и клавиатура в точности подчиняются нашим командам, а такие устройства, как Amazon Echo, могут помочь нам в выполнении как простых задач, например, включить свет, так и более сложных, например, отвечать на вопросы с помощью аналитики.

Впрочем, с развитием искусственного интеллекта (ИИ) положение дел может существенно измениться. Возможно ли, что машины перестанут быть пассивными инструментами и постепенно превратятся в неотъемлемую часть нашей жизни? Будем ли мы подчиняться компьютерам или управлять ими? Сложится ли так, что предметы будут информировать нас о том, что сделали от нашего имени, или они будут и дальше только выполнять наши команды? С каждым днем все устройства становятся умнее и сообразительнее. Есть ли шанс, что люди превратятся в пешки на огромной шахматной доске, подчиняющейся воле автономного интеллекта?

Насколько мы близки к таким реалиям?

Уровень развития ИИ сегодня

Те, кто обеспокоен, что машины могут поработить человечество, тревожатся напрасно. При текущем уровне развития технологий это невозможно.

Концепция «искусственного интеллекта» сейчас в моде, ярлык ИИ вешают на любые технические решения, способные выдавать хоть сколько-нибудь разумные результаты, но в действительности это понятие к ним не относится. Мой калькулятор считает гораздо лучше меня, но это не ИИ. Дерево принятия решений — это не ИИ. Дополнительная инструкция в SQL-запросе — это не ИИ.

Тем не менее тенденция к развитию ИИ, встраиванию интеллектуальных возможностей в машины, устройства, приборы, автомобили и программы существует.

Мы стали свидетелями невероятного прогресса в создании алгоритмов, способных с высочайшей точностью выполнять задачи, которые обычно поручаются человеку. До недавнего времени мы считали, что игра Го недоступна для компьютеров, однако машина обучилась ей и одержала победу над чемпионами мира. Алгоритмы, применяемые в сфере здравоохранения, способны обнаруживать на изображениях различные формы раковых опухолей с такой же точностью, как и опытные рентгенологи. Это знак кардинальных перемен.

Все эти алгоритмы обладают поистине сверхчеловеческими способностями, поскольку они работают надежно, точно, без сбоев и остановок. И все же мы еще очень далеки от создания машин, способных думать или вести себя подобно людям.

Существующие системы ИИ обучаются выполнять человеческие задачи рациональным, компьютеризированным образом, но каждая система предназначена для выполнения лишь одной задачи. Компьютерная система, созданная для игры в Го, не умеет играть в преферанс или покер и не сможет этому научиться. Программа-автопилот, управляющая автомобилем, не способна контролировать освещение в вашем доме.

Это не означает, что такая форма ИИ бесполезна. Она обладает потенциалом для преобразования множества отраслей, возможно, даже всей промышленной сферы в целом. Но не стоит забегать вперед, думая о возможных достижениях будущего. Системы, развивающиеся в контролируемой среде, по иерархической модели и на основе учебных данных, не смогут выйти за пределы содержимого этих данных; они не в силах творить, создавать что-то новое или размышлять.

Шаг в неизвестность

Даже если алгоритмы станут разумными, не обязательно позволять им управлять нашими жизнями. Они могут остаться системами поддержки принятия решений. Наиболее опасный шаг, пугающий неизвестностью — позволить алгоритмам принимать решения от нашего имени.

Представьте, что алгоритмы стали автономными. Я считаю, что если мы не против автономности, то будем готовы принять и подлинный ИИ. Если алгоритм способен принимать надежные, объективные решения, которые в конечном итоге пойдут вам на пользу, согласитесь ли вы передать ему бразды правления и позволить делать выводы без вашего участия?

Насколько хорошо машины покажут себя, если мы дадим им волю? Насколько быстро они могут обучиться выполнять разные задачи? А когда они смогут понять нормы нравственности?

Если эти вопросы вас тревожат, то знайте: вы не одиноки. Лично я предпочел бы погибнуть по собственной глупости, а не из-за моральных принципов, закодированных в виде алгоритма разработчиком программы или изученных машиной в ходе развития.

Пока мы способны принять лишь иллюзию интеллекта, и сейчас развитие технологии находится именно на этом уровне.

Мы охотно соглашаемся с тем, чтобы машины нас искусно обманывали. Все остальное — это рекламная шумиха.

Подготовка к будущему

Обладает ли существующая сейчас форма ИИ разумом? Я утверждаю, что нет.

Неотъемлемая часть интеллекта — это творчество, изобретательность, интуиция, независимое решение проблем и сознание в какой-либо форме. Системы, создаваемые нами на основе глубинного обучения, далеки от обладания такими характеристиками. Мне не хотелось бы предполагать, когда именно технология ИИ действительно обретет разум. Несколько десятилетий назад мы считали, что революция ИИ уже на пороге, что к сегодняшнему дню машины будут действовать и думать подобно людям, но этого не произошло. Технологии, существующие в настоящее время, по-прежнему не способны решить эту проблему.

Для достижения подлинного ИИ требуется невероятно резкий технологический скачок. Мне кажется, решение по-прежнему не найдено, но поиск продолжается.

Другие мои размышления об искусственном интеллекте вы найдете в моем интервью с Карин Рид и моем выступлении на конференции SAS Global Forum. Также можете ознакомиться с данным отчетом HBR Insights, который содержит семь статей, посвященных ИИ.

ОБ АВТОРЕ

Исполнительный вице-президент и директор по ИТ

Оливер Шабенбергер возглавляет подразделение исследований и разработок SAS. Задача подразделения — направлять, контролировать и совершенствовать работу специалистов по исследованиям и разработке во всем мире, обеспечивая их ресурсами, необходимыми для создания самого качественного программного обеспечения по решению задач аналитики, бизнес-аналитики, клиентской аналитики, управления данными, аналитики в сфере безопасности и защиты от мошенничества, управления рисками, а также для разработки специализированных отраслевых решений.

Прикладное использование искусственного интеллекта растет

Сергей Наквасин

Заместитель руководителя Аналитического центра

«По мнению самого искусственного интеллекта (новой языковой модели), искусственный интеллект – это самоорганизующаяся разумная вычислительная система. Неплохое определение с учетом того, что в основе ИИ лежит алгоритм, математика с очень большим числом параметров», — рассказал заместитель руководителя Аналитического центра Сергей Наквасин слушателям радиостанции «Маяк».

На вопрос ведущего, есть ли опасность того, что искусственный интеллект начнет приказывать людям, Наквасин ответил отрицательно. Средний консенсус-прогноз показывает, что ИИ хотя бы примерно сравнится с человеком в возможности решать творческие задачи не ранее чем в 2099 году.

По России на сегодня сотни, а по миру тысячи прикладного использования алгоритмов машинного обучения. От переводчиков и камер фиксации нарушений до поиска людей с помощью нейросетей – практическое применение ИИ становится все шире, пояснил Наквасин.

Какие профессии уже в ближайшее время рискуют пострадать из-за замещения их нейросетями? Дискуссии на эту тему постоянно ведутся, и самый распространенный ответ – рутинные, например, такие как вахтер, поскольку сейчас есть система распознавания лиц. «Но я скажу другое – сегодня по факту появляется больше новых профессий, связанных с развитием ИИ, чем исчезает старых», — заявил замруководителя АЦ.

По словам Наквасина, когда искусственный интеллект будет в основном заниматься экономикой, человек сможет больше помогать человеку, особенно много работы нас ждет в творческой и социальной сфере. Новый тренд – не просто распознавание нейронными сетями голоса, изображения и т.д., но и создание контента. Например, совсем свежее решение – автоматический дубляж кинофильмов с подстраиванием мимики актеров под русский язык.

Государство поддерживает пилотные проекты в данной сфере, снижая риски для инвесторов, подчеркнул эксперт.

Коэффициент интеллекта — очень важный показатель при приеме на работу.

При приеме на работу проверяйте потенциальных кандидатов на уровень IQ.

Это очень важный показатель, предсказывающий как будущий сотрудник будет справляться со сложными задачами, проблемами и как он будет их решать. Потому что чем выше IQ  сотрудника, тем выше его аналитические способности, тем бытрее обучается, и, конечно, тем больше способность быстро принимать решения и действовать.

Что такое  IQ ?

Коэффицие́нт интелле́кта — количественная оценка уровня интеллекта человека: уровень интеллекта относительно уровня интеллекта среднестатистического человека такого же возраста. Определяется с помощью специальных тестов. Тесты IQ рассчитаны на оценку мыслительных способностей, а не уровня знаний (эрудированности). Коэффициент интеллекта является попыткой оценки фактора общего интеллекта.*

Уровень IQ

Считается , что средним уровнем IQ  являются показатели от 90 до 110 баллов и такой показатель наблюдается у 50% людей.

Показатель выше среднего – от 110 до 121 имеют 12% населения. И это уже очень хороший показатель при приеме на работу. Такие люди обычно  без труда заканчивают ВУЗы и легко обучаются.

Показатели между 121 и 130 считаются более высокими значениями выше среднего интеллекта. Такие люди , как правило, достаточно продуктивны, и , особенно, в менеджерских и творческих профессиях  могут достичь выдающихся результатов. Эта группа составляет приблизительно 6% населения.

Очень высоким показателем считается IQ – от 131 и выше.

Низкий уровень IQ  считается показатель – ниже 90 баллов. Таких людей примерно 25%

IQ и Предсказание производительности труда

При найме на работу — самое важное в предсказании производительности будущего сотрудника – это наличие результатов на предыдущем месте работы.

Но что делать, если вы хотите взять кандидата  без соответствующего опыта?

В таком случае наиболее успешным предсказателем будущей производительности являются общие интеллектуальные способности.  Ведь чем выше IQ у человека, тем быстрее он обучается, быстрее соображает, больше трудных задач разрешает, а также лучше оценивает ситуацию и выбирает правильный путь действия. Соответственно его потенциал производительности и результативности значительно выше, чем у человека со  средним или низким показателем.

При предсказании производительности труда IQ имеет большое значение для любых видов деятельности, но эта эффективность различается в зависимости от типа работы.

Например, для управленца, врача-диагноста, логиста, менеджера по обслуживанию стратегически важных клиентов, где постоянно нужно думать и решать проблемы, задачи с достаточно высокой скоростью и где цена ошибки слишком велика, чтобы позволить их допускать – нельзя брать на работу человека с низким или даже средним IQ (особенно, если у вас есть выбор).

Для «рутинных», «ремеслянных» профессий, где все понятно – как и что делать и не надо особенно думать, нужно просто брать и делать ,таких как стилист-парикмахер, медсестра, секретарь, помощник бухгалтера и т.п. вы можете взять человека с достаточно средним IQ. Главное в таких профессиях – это кропотливое и ответственное выполнение одинаковых ежедневных задач и умение общаться с клиентами, если такие сотрудники на «передовой» в обслуживании клиентов.

Интересны следующие исследования, взятые мной  из Википедии:

  • Кандидаты наук — 125
  • Люди с высшим образованием — 114
  • Неполное высшее образование — 105—110
  • Офисные работники и работники продаж — 100—105
  • Окончившие полную школу, квалифицированные рабочие (например, электрики) — 100
  • Учившиеся в старших классах школы, но не окончившие их — 95
  • Работники средней квалификации (например, трактористы, заводские рабочие) — 90—95
  • Закончившие школу без старших классов (8 лет) — 90
  • Неокончившие 8 лет школы — 80—85
  • Имеющие 50 % шанс поступить в старшие классы — 75

Средний IQ разных профессиональных групп:

  • Профессиональные и технические работники — 112
  • Менеджеры и администраторы — 104
  • Офисные работники, работники продаж, квалифицированные рабочие, мастера и бригадиры — 101
  • Работники средней квалификации (операторы станков, обслуживающие работники, включая домашнюю прислугу; фермеры) — 92
  • Неквалифицированные работники — 87

Таким образом мы видим  средний уровень интеллекта, подходящий нам в тех или иных профессиях.

Моя рекомендация: чтобы лучше всего проверить, какой уровень интеллекта сотрудников нужен вашей компании и каких людей вы можете нанять в вашей сфере деятельности или регионе, протестируйте в первую очередь себя и своих сотрудников. Особенно лучших. И определите эталон, который подходит именно вам.

IQ и Доход

Некоторые исследования ученых показали, что интеллектуальные способности и производительность труда линейно зависимы, так что больший IQ приводит к большей производительности труда. Чарльз Мюррэй, соавтор книги «Колоколообразная кривая» (The Bell Curve), обнаружил, что IQ имеет существенное влияние на доход человека, вне зависимости от семьи и класса, в которых человек вырос.

Могу подтвердить это своими собственными наблюдениями. Чем выше коэффициент интеллекта сотрудника в моих собственных компаниях, тем  быстрее он обучался, быстрее становился специалистом своего дела и быстрее показывал результат. Люди с высоким IQ легче и быстрее достигают выдающихся результатов и приносят большой доход компании.

Как бизнес-тренер и консультант по управлению, общаясь с многими владельцами бизнеса я увидела прямую закономерность между интеллектуальными способностями владельца, его аналитическим мышлением и уровнем дохода его компании. В такими владельцами и  их сотрудниками работать одно удовольствие. Они очень быстро внедряют полученные знания, не спорят, не «думают», а просто делают, следуют рекомендациям, берут самое лучшее, что подходит именно их компаниям и быстро получают результаты в виде растущей прибыли. Такие люди лучше видят все нюансы в управлении, лучше анализируют и находят истинные причины падения или роста показателей в бизнесе, и как следствие выбирают правильную стратегию развития компании.

Хорошая новость — уровень IQ можно и нужно повышать!

Что нужно делать , чтобы повышать коэффициент интеллекта сотрудников компании?

 

1Образование развивает интеллект.

Постоянно обучайте сотрудников внутри компании. И не только профессиональным навыкам. Проводите тренинги по повышению личной эффективности,  управлению временем, повышению интеллектуальных способностей, иностранным языкам.

Периодически устраивайте Дни Образования в компании.

Отправляйте на курсы повышения квалификации, или организуйте их у себя в компании.

  1. Регулярные тренинги с тренировками по профессиональному мастерству. Такие тренировки проводить лучше каждый день в начале или в конце рабочего дня после планерки или подведения итогов с разбором и анализом успешных и не успешных действий в работе.
  2. Мозговые штурмы с сотрудниками по различным аспектам бизнеса.

Например, как улучшить клиентский сервис; как повысить лояльность клиентов; как улучшить предоставление услуг или товара; как вернуть ушедших клиентов и т.д.

Такие мозговые штурмы стимулируют сотрудников думать, а значит развивают интеллект.

  1. 4. Заставляйте сотрудников читать книги. Заведите библиотеку компании.

В современном обществе люди все меньше и меньше читают, предпочитая чтению видео и социальное общение. Если мы как руководители, не будем настаивать, чтобы сотрудники читали книги, они этого, в большинстве своем, делать не будут.

Прочитав книгу, особенно, повышающую профессиональное мастерство, сотрудник должен поделиться полученными знаниями – как их можно применять именно в вашей компании и что могут почерпнуть другие сотрудники. Делать это лучше всего на общем собрании или устраивая День Образования.

Настаивайте также, чтобы сотрудники письменно писали краткие эссе, что они почерпнули из книги. Когда пишешь – дополнительно анализируешь. Что также развивает аналитическое мышление.

  1. Периодически давайте сотрудникам трудные задания и проекты и просите их предложить варианты решения проблем, найти лучшее ее решение на их взгляд, изложить письменно, обосновать. Заставляйте их думать!

Постоянно работайте над уровнем интеллектуального развития  ваших сотрудников, не доверяйте это никаким «профессионалам», потому что их просто нет, там за пределами компании, есть вы и ВАШИ сотрудники.

 В результате вы получите умных, талантливых сотрудников, интеллектуальные способности которых значительно превосходят средний уровень в вашей профессиональной сфере деятельности и не только!

мер интеллекта | Вводная психология

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Объясните, как разрабатываются тесты интеллекта
  • Опишите историю использования тестов IQ
  • Опишите цели и преимущества тестирования интеллекта

Хотя вы, вероятно, знакомы с термином «IQ» и связываете его с идеей интеллекта, что на самом деле означает IQ? IQ означает коэффициент интеллекта и описывает оценку, полученную в тесте, предназначенном для измерения интеллекта.Вы уже знаете, что психологи описывают интеллект (или, точнее, интеллект) разными способами. Точно так же тесты IQ — инструменты, предназначенные для измерения интеллекта — были предметом споров на протяжении всего периода их разработки и использования.

Когда можно использовать тест IQ? Что мы узнаем из результатов и как люди могут использовать эту информацию? Тесты на IQ дороги в проведении и должны проводиться лицензированным психологом. Тестирование интеллекта считается одновременно и проклятием, и благом для образования и социальной политики.В этом разделе мы рассмотрим, что измеряют тесты интеллекта, как они оцениваются и как они разрабатывались.

Кажется, что человеческое понимание интеллекта несколько ограничено, если мы сосредоточимся на традиционном или академическом интеллекте. Как тогда можно измерить интеллект? А когда мы измеряем интеллект, как мы можем гарантировать, что мы фиксируем то, что мы действительно пытаемся измерить (другими словами, что тесты IQ функционируют как действительные меры интеллекта)? В следующих параграфах мы рассмотрим, как разрабатывались тесты интеллекта, и историю их использования.

Более века IQ-тест был синонимом интеллекта. В конце 1800-х годов сэр Фрэнсис Гальтон разработал первый широкий тест интеллекта (Flanagan & Kaufman, 2004). Хотя он не был психологом, его вклад в концепцию тестирования интеллекта ощущается и сегодня (Gordon, 1995). Надежное тестирование интеллекта (вы можете вспомнить из предыдущих глав, что надежность означает способность теста давать стабильные результаты) всерьез началось в начале 1900-х годов с исследователем по имени Альфред Бине ([ссылка]).Французское правительство попросило Бине разработать тест на умственные способности детей, чтобы определить, у кого из них могут быть трудности в школе; он включал в себя множество устных заданий. Американские исследователи вскоре осознали ценность таких испытаний. Луи Терман, профессор Стэнфордского университета, модифицировал работу Бине, стандартизировав проведение теста, и протестировал тысячи детей разного возраста, чтобы установить средний балл для каждого возраста. В результате тест был нормирован и стандартизирован, что означает, что тест проводился последовательно для достаточно большой репрезентативной выборки населения, чтобы диапазон оценок привел к кривой колокольчика (кривые колокола будут обсуждаться позже).Стандартизация означает, что способ администрирования, подсчета и интерпретации результатов единообразен. Нормирование включает в себя проведение теста для большой группы населения, чтобы можно было собрать данные для сравнения групп, например возрастных групп. Полученные данные предоставляют нормы или ссылочные баллы, с помощью которых можно интерпретировать будущие баллы. Нормы — это не ожидания того, что данная группа должна знать , а демонстрация того, что эта группа знает . Нормирование и стандартизация теста гарантирует, что новые результаты будут достоверными.Эта новая версия теста была названа шкалой интеллекта Стэнфорд-Бине (Terman, 1916). Примечательно, что обновленная версия этого теста широко используется и сегодня.

Французский психолог Альфред Бине помог разработать тестирование интеллекта. (b) Эта страница взята из версии шкалы интеллекта Бине-Саймона 1908 года. Тестируемых детей спрашивали, какое лицо из каждой пары красивее.

В 1939 году Дэвид Векслер, психолог, часть своей карьеры проработавший с ветеранами Первой мировой войны, разработал новый тест на IQ в Соединенных Штатах.Векслер объединил несколько субтестов из других тестов интеллекта, используемых в период с 1880 года до Первой мировой войны. Эти субтесты задействовали различные вербальные и невербальные навыки, потому что Векслер считал, что интеллект охватывает «глобальную способность человека действовать целенаправленно, мыслить рационально и». эффективно бороться с окружающей средой »(Wechsler, 1958, стр. 7). Он назвал тест «Шкалой интеллекта Векслера-Бельвью» (Wechsler, 1981). Эта комбинация субтестов стала одним из наиболее широко используемых тестов интеллекта в истории психологии.Хотя позже его название было изменено на Шкалу интеллекта взрослых Векслера (WAIS) и пересматривалось несколько раз, цели теста остаются практически неизменными с момента его создания (Boake, 2002). На сегодняшний день существует три теста на интеллект, приписываемые Векслеру, Четвертое издание Шкалы интеллекта Векслера для взрослых (WAIS-IV), Шкала интеллекта Векслера для детей (WISC-V) и Пересмотренная дошкольная и начальная шкала интеллекта Векслера (WPPSI). -III) (Wechsler, 2002). Эти тесты широко используются в школах и сообществах по всей территории Соединенных Штатов, и они периодически нормируются и стандартизируются в качестве средства повторной калибровки.Интересно, что периодические повторные калибровки привели к интересному наблюдению, известному как эффект Флинна. Названный в честь Джеймса Флинна, который был одним из первых, кто описал эту тенденцию, эффект Флинна относится к наблюдению, что каждое поколение имеет значительно более высокий IQ, чем предыдущее. Однако сам Флинн утверждает, что повышение показателей IQ не обязательно означает, что молодые поколения более умны сами по себе (Flynn, Shaughnessy, & Fulham, 2012). В рамках процесса повторной калибровки тест WISC-V (который планируется выпустить в 2014 году) был предоставлен тысячам детей по всей стране, и дети, проходящие тест сегодня, сравниваются со своими сверстниками ([ссылка] ).

WISC-V состоит из 10 подтестов, которые включают четыре индекса, которые затем отображают оценку IQ. Четыре показателя — это вербальное понимание, перцептивное мышление, рабочая память и скорость обработки. Когда тест завершен, люди получают оценку по каждому из четырех индексов и полную шкалу IQ (Heaton, 2004). Метод подсчета очков отражает понимание того, что интеллект состоит из множества способностей в нескольких когнитивных сферах, и фокусируется на умственных процессах, которые ребенок использовал для получения ответов на каждый элемент теста (Heaton, 2004).

В конечном счете, нам все еще остается вопрос о том, насколько достоверны тесты интеллекта. Конечно, самые современные версии этих тестов используют не только словесные навыки, но и конкретные навыки, которые следует оценивать при тестировании IQ, степень, в которой любой тест может действительно измерить интеллект человека, и использование результатов тестов IQ. до сих пор остаются предметом споров (Gresham & Witt, 1997; Flynn, Shaughnessy, & Fulham, 2012; Richardson, 2002; Schlinger, 2003).

Что вы думаете: умственно отсталые преступники и смертная казнь

Дело Atkins v.Дело Вирджинии стало знаковым в Верховном суде США. 16 августа 1996 года двое мужчин, Дэрил Аткинс и Уильям Джонс, ограбили, похитили, а затем застрелили Эрика Несбитта, местного летчика из ВВС США. Клинический психолог оценил Аткинса и засвидетельствовал на испытании, что у Аткинса был IQ 59. Средний показатель IQ — 100. Психолог пришел к выводу, что Аткинс был умеренно умственно отсталым.

Присяжные признали Аткинса виновным и приговорили к смертной казни. Аткинс и его адвокаты подали апелляцию в Верховный суд.В июне 2002 года Верховный суд отменил предыдущее решение и постановил, что казни умственно отсталых преступников являются «жестокими и необычными наказаниями», запрещенными Восьмой поправкой. Суд написал в своем решении:

Клинические определения умственной отсталости требуют не только субсреднего интеллектуального функционирования, но также значительных ограничений в адаптивных навыках. Умственно отсталые люди часто знают разницу между добром и злом и способны предстать перед судом.Однако из-за своих нарушений они по определению имеют ограниченные способности понимать и обрабатывать информацию, общаться, абстрагироваться от ошибок и учиться на собственном опыте, участвовать в логических рассуждениях, контролировать импульсы и понимать реакции других. Их недостатки не гарантируют освобождения от уголовных санкций, но уменьшают их личную вину ( Atkins v. Virginia , 2002, п. 5).

Суд также постановил, что существует консенсус в законодательном собрании штата против казни умственно отсталых и что этот консенсус должен быть в силе для всех штатов.Постановление Верховного суда предоставило штатам право определять свои собственные определения умственной отсталости и умственной отсталости. Определения того, кто может быть казнен, различаются в разных штатах. В деле Аткинса присяжные решили, что, поскольку он имел много контактов со своими адвокатами и, таким образом, получил интеллектуальную стимуляцию, его IQ, как сообщается, увеличился, и теперь он был достаточно умен, чтобы быть казненным. Ему была назначена дата казни, а затем казнь была приостановлена ​​после того, как выяснилось, что адвокаты сообвиняемого Уильяма Джонса тренировали Джонса «дать показания против мистера Джонса».Аткинса, что действительно соответствовало доказательствам »(Liptak, 2008). После раскрытия этого проступка Аткинс был повторно приговорен к пожизненному заключению.

Аткинс против Вирджинии (2002) освещает несколько вопросов, касающихся убеждений общества в отношении интеллекта. В деле Аткинса Верховный суд постановил, что умственная отсталость не влияет на принятие решений и, следовательно, должна влиять на характер наказания, которое получают такие преступники. Но где, однако, следует провести черту умственной отсталости? В мае 2014 года Верховный суд вынес решение по связанному с этим делу ( Hall v.Florida ), что показатели IQ не могут использоваться в качестве окончательного определения права заключенного на смертную казнь (Roberts, 2014).

Результаты тестов интеллекта повторяют колоколообразную кривую, график в общей форме колокольчика. Когда колоколообразная кривая используется в психологическом тестировании, график демонстрирует нормальное распределение черты характера, в данном случае интеллекта, в человеческой популяции. Многие человеческие черты естественным образом следуют колоколообразной кривой. Например, если вы выстроили всех своих одноклассниц в соответствии с ростом, вероятно, что большая их группа будет соответствовать среднему росту американской женщины: 5’4–5’6 дюймов.Этот кластер попал бы в центр колоколообразной кривой, представляющей средний рост американских женщин ([ссылка]). Было бы меньше женщин, которые стоят ближе к 4’11 ». То же самое можно сказать и о женщинах выше среднего: росте ближе 5 футов 11 дюймов. Уловка для поиска колоколообразной кривой в природе заключается в использовании большого размера выборки. Без большого размера выборки маловероятно, что колоколообразная кривая будет представлять более широкую совокупность. Репрезентативная выборка — это подмножество населения, которое точно представляет генеральную совокупность.Если, например, вы измерили рост женщин только в классе, у вас может не быть репрезентативной выборки. Возможно, женская баскетбольная команда хотела пройти этот курс вместе, и все они учатся в вашем классе. Поскольку баскетболисты обычно выше среднего, женщины из вашего класса могут не быть хорошей репрезентативной выборкой для населения Америки. Но если в вашу выборку вошли все женщины в вашей школе, вполне вероятно, что их рост сформировал бы естественную кривую колокола.

Ваш рост ниже, среднего или выше среднего?

Те же принципы применяются к результатам тестов на интеллект. Люди получают оценку, называемую коэффициентом интеллекта (IQ). С годами развивались разные типы тестов IQ, но способ интерпретации оценок остался прежним. Средняя оценка IQ по тесту IQ составляет 100. Стандартные отклонения описывают, как данные рассредоточены в совокупности, и дают контекст для больших наборов данных. Колоколообразная кривая использует стандартное отклонение, чтобы показать, как все оценки отличаются от средней оценки ([ссылка]).В современном IQ-тестировании одно стандартное отклонение составляет 15 баллов. Таким образом, оценка 85 будет описана как «одно стандартное отклонение ниже среднего». Как бы вы описали оценку 115 и 70? Любой показатель IQ, который находится в пределах одного стандартного отклонения выше или ниже среднего (от 85 до 115), считается средним, и 82% населения имеют оценки IQ в этом диапазоне. IQ 130 или выше считается высшим уровнем.

У большинства людей показатель IQ составляет от 85 до 115.

Только 2,2% населения имеет показатель IQ ниже 70 (Американская психологическая ассоциация [APA], 2013). Оценка 70 или ниже указывает на значительные когнитивные задержки, серьезные нарушения адаптивного функционирования и трудности с соблюдением «общественных стандартов личной независимости и социальной ответственности» по сравнению со сверстниками того же возраста (APA, 2013, стр. 37). Считается, что человек с этим диапазоном IQ имеет умственную отсталость и демонстрирует недостатки в интеллектуальном функционировании и адаптивном поведении (Американская ассоциация по интеллектуальным нарушениям и нарушениям развития, 2013).Ранее известный как умственная отсталость, теперь общепринятый термин — умственная отсталость, и он имеет четыре подтипа: легкая, умеренная, тяжелая и тяжелая ([ссылка]). Диагностическое и статистическое руководство по психологическим расстройствам перечисляет критерии для каждой подгруппы (APA, 2013).

Характеристики когнитивных расстройств
Подтип умственной отсталости Процент людей с умственными недостатками Описание
Мягкая 85% Чтение, письмо и математика для учащихся 3–6 классов; может работать и жить самостоятельно
Умеренная 10% Базовые навыки чтения и письма; функциональные навыки самообслуживания; требует надзора
Тяжелая 5% Функциональные навыки самообслуживания; требует надзора за повседневной средой и деятельностью
Глубокий <1% Может общаться вербально или невербально; требует тщательного контроля

На другом конце спектра интеллекта находятся люди, чьи IQ попадают в самые высокие диапазоны.В соответствии с колоколообразной кривой, около 2% населения попадает в эту категорию. Люди считаются одаренными, если у них есть IQ 130 или выше или они обладают превосходным интеллектом в определенной области. Давным-давно распространенное мнение предполагало, что люди с высоким интеллектом плохо приспособлены. Эта идея была опровергнута новаторским исследованием одаренных детей. В 1921 году Льюис Терман начал продольное исследование более 1500 детей с IQ более 135 (Terman, 1925). Его открытия показали, что эти дети стали хорошо образованными, успешными взрослыми, которые на самом деле были хорошо приспособленными (Terman & Oden, 1947).Кроме того, исследование Термана показало, что испытуемые были выше среднего по физическому телосложению и привлекательности, что опровергло популярное ранее представление о том, что очень умные люди являются «слабыми». Некоторые люди с очень высоким IQ решают присоединиться к Mensa, организации, занимающейся выявлением, исследованием и развитием интеллекта. Члены должны иметь показатель IQ в лучших 2% населения, и им может потребоваться сдать другие экзамены в их заявлении, чтобы присоединиться к группе.

Копай глубже: что в имени? Умственная отсталость

В прошлом людям с показателем IQ ниже 70 и значительными задержками адаптивного и социального функционирования была диагностирована умственная отсталость.Когда этот диагноз был впервые назван, это название не имело социальной стигмы. Однако со временем от этого диагностического термина возникло унизительное слово «задержка». «Умственно отсталый» часто использовался в качестве насмешки, особенно среди молодежи, пока слова «умственно отсталый» и «умственно отсталый» не превратились в оскорбление. Таким образом, DSM-5 теперь помечает этот диагноз как «умственная отсталость». Во многих штатах когда-то были отделения по вопросам умственной отсталости, которые обслуживали людей с такими нарушениями когнитивных функций, но большинство из них изменили свое название на Департамент нарушений развития или что-то подобное на языке.Управление социального обеспечения по-прежнему использует термин «умственная отсталость», но рассматривает возможность исключения его из своих программ (Goad, 2013). Ранее в этой главе мы обсуждали, как язык влияет на то, как мы думаем. Как вы думаете, изменение названия этого отдела повлияет на то, как люди относятся к людям с нарушениями развития? Придает ли другое имя людям больше достоинства, и если да, то как? Меняет ли это ожидания людей с нарушениями развития или когнитивными нарушениями? Почему или почему нет?

Ценность тестирования IQ наиболее очевидна в образовательных или клинических условиях.Детей, которые кажутся испытывающими трудности с обучением или серьезные поведенческие проблемы, можно протестировать, чтобы выяснить, можно ли частично отнести трудности ребенка к показателю IQ, который значительно отличается от среднего для его возрастной группы. Без тестирования IQ — или другого показателя интеллекта — детей и взрослых, нуждающихся в дополнительной поддержке, невозможно будет эффективно идентифицировать. Кроме того, IQ-тестирование используется в судах, чтобы определить, есть ли у обвиняемого особые или смягчающие обстоятельства, которые не позволяют ему каким-либо образом участвовать в судебном разбирательстве.Люди также используют результаты тестирования IQ для получения пособия по инвалидности в Управлении социального обеспечения. Хотя тесты IQ иногда использовались в качестве аргументов в поддержку коварных целей, таких как движение евгеники (Severson, 2011), следующее тематическое исследование демонстрирует полезность и преимущества тестирования IQ.

Кэндис, 14-летняя девочка, испытывающая проблемы в школе, была направлена ​​на психологическую экспертизу по решению суда. В девятом классе она ходила в обычные учебные классы и не успевала по всем предметам.Кэндис никогда не была отличной ученицей, но всегда переходила в следующий класс. Часто она ругала любого из своих учителей, которые навещали ее в классе. Она также дралась с другими учениками и иногда воровала в магазинах. Когда она пришла на оценку, Кэндис сразу сказала, что ненавидит все в школе, включая учителей, остальной персонал, здание и домашние задания. Ее родители заявили, что они чувствовали, что к их дочери приставали, потому что она принадлежала к другой расе, чем учителя и большинство других учеников.На вопрос, почему она ругает своих учителей, Кэндис ответила: «Они обращаются ко мне только тогда, когда я не знаю ответа. Я не хочу все время говорить «я не знаю» и выглядеть идиотом перед моими друзьями. Учителя меня смущают ». Ей дали ряд тестов, в том числе тест на IQ. Ее результат теста IQ составил 68. Что оценка Кэндис говорит о ее способности преуспевать или даже преуспевать в обычных учебных классах без посторонней помощи?

В этом разделе мы узнали об истории тестирования интеллекта и некоторых проблемах, связанных с тестированием интеллекта.Тесты интеллекта всерьез начались с Бине; Позже Векслер разработал тесты интеллекта, которые используются до сих пор: WAIS-IV и WISC-V. Кривая Белла показывает диапазон баллов, охватывающий средний интеллект, а также стандартные отклонения.

Вопросы для самопроверки

Вопросы критического мышления

1. Как вы думаете, почему разные теоретики по-разному определяют интеллект?

2. Сравните и сопоставьте преимущества теста IQ Стэнфорд-Бине и тестов IQ Векслера.

Личный вопрос заявки

3. Размышляя о случае с Кэндис, описанном ранее, считаете ли вы, что Кэндис выиграла или пострадала в результате последовательного перехода в следующий класс?

ответы

1. Поскольку когнитивные процессы сложны, определить их измеримым образом сложно. Исследователи использовали разные подходы к определению интеллекта в попытке всесторонне описать и измерить его.

2. Тест IQ Wechsler-Bellevue объединил серию субтестов, проверяющих вербальные и невербальные навыки, в один тест IQ, чтобы получить надежную описательную оценку интеллекта. Хотя тест Стэнфорда-Бине был нормирован и стандартизирован, он больше фокусировался на вербальных навыках, чем на вариациях других когнитивных процессов.

Глоссарий

Эффект Флинна наблюдение, что каждое поколение имеет значительно более высокий IQ, чем предыдущее поколение

Коэффициент интеллекта (также IQ) оценка по тесту, разработанному для измерения интеллекта

нормирование Проведение теста для большой группы населения, чтобы можно было собрать данные для ссылки на нормальные оценки для населения и его групп

репрезентативная выборка подмножество генеральной совокупности, которая точно представляет генеральную совокупность

стандартное отклонение мера изменчивости, которая описывает разницу между набором баллов и их средним значением

стандартизация метод тестирования, при котором администрирование, оценка и интерпретация результатов согласованы

Умнее, чем когда-либо?

За последние 100 лет средний IQ американцев медленно, но неуклонно повышался.Между 1900 и 2012 годами он вырос почти на 30 пунктов, что означает, что средний человек в 2012 году имел более высокий IQ, чем 95 процентов населения в 1900 году.

Политолог Джеймс Флинн, доктор философии из Университета Отаго в Новой Зеландии, впервые обнаружил этот поразительный прирост IQ почти 30 лет назад. С тех пор неуклонный рост IQ в Соединенных Штатах и ​​во всем развитом мире получил название «эффекта Флинна».

В своей новой книге «Становимся ли мы умнее?» Флинн обсуждает происхождение своего одноименного эффекта и размышляет о его последствиях для экономических перспектив развивающегося мира, о том, как мы воспитываем наших детей, и даже о его влиянии на заключенных, приговоренных к смертной казни.

Флинн рассказал Monitor о своей работе.

Как вы впервые обнаружили, что IQ растет?

Я начал исследовать показатели IQ в 1980-х годах. Меня интересовала корреляция между тестами военной разведки США и основными тестами на IQ. Но когда я взглянул на инструкции по выставлению оценок, я заметил кое-что поразительное. Часто, чтобы убедиться, что коэффициенты корреляции были одинаковыми между, скажем, шкалой интеллекта Векслера для детей, опубликованной в 1949 году, и пересмотренной версией, опубликованной в 1974 году, исследователи проводили оба теста одной и той же группе испытуемых.И оказалось, что во всех случаях более ранние тесты давали испытуемым более высокий IQ, чем более поздние.

Это был первый сигнал о том, что IQ растет, потому что вы не можете получить более высокий балл в предыдущем тесте, если IQ для выборки стандартизации не был 20 лет назад ниже, чем сегодня. Это как квалификация для олимпийских прыжков в высоту: вы могли бы сделать это легко по стандартам 20-летней давности, но не по сегодняшним стандартам.

После того, как я опубликовал статью об этом открытии в 1984 году, психолог Артур Дженсен написал мне и сказал: «Готов поспорить, вы не найдете того же в тестах с ограниченным культурным значением» [тесты, которые подчеркивают способность решать проблемы, а не культурно специфические знания], например, прогрессивные матрицы Равена [тест интеллекта, в котором люди завершают абстрактные визуальные шаблоны].Он и другие думали, что достижения просто показали, что дети реагируют на учебу.

Итак, затем я сделал выборку по всему миру и обнаружил, что в 14 странах IQ вырос больше всего на тестах с пониженной культурой, что было настоящим шоком.

Теперь у нас есть данные примерно по 30 странам, и это соответствует модели, согласно которой наибольший выигрыш — примерно шесть баллов за десятилетие — наблюдается в тестах с пониженной культурой, таких как тест Рейвена. Следующими на очереди обычно идут тесты производительности Векслера — они растут примерно на четыре балла за десятилетие — и, наконец, словесные тесты поднимаются примерно на два или три балла за десятилетие.

Что вызвало эти изменения?

Что ж, все в современном мире изменилось с 1900 года, как вы можете себе представить.

Следует выделить три вещи: во-первых, формальное образование. Это явно должно быть связано с огромным увеличением словарного запаса и общей информации, которое мы наблюдаем в Америке с 1950 года — словарный запас тестов IQ вырос на 17 пунктов за эти 50 лет. Если вы спроецируете это назад на 1900 год, период, по которому у нас нет адекватных данных, это будет 34 пункта или два стандартных отклонения.Так что это большой словарный запас. Это означает, что люди сегодня в среднем владеют достаточным словарным запасом, чтобы имитировать речь только культурной элиты 1900 года.

Второй фактор — это то, что обнаружил Александр Лурия, когда проверял сельских крестьян в России в 1930-х годах. Он обнаружил, что донаучные люди не могут серьезно относиться к гипотезе. То есть, если вы зададите им вопросы типа: «На Северном полюсе снег; где снег, медведи белые; какого цвета медведи на Северном полюсе?» они говорили: «Ну, я видел только бурых медведей.И только если бы человек пришел с Северного полюса со свидетельством, я бы поверил, что медведи там белые ».

Они были привязаны к конкретному миру, а не к миру гипотетических. И это, конечно же, имеет большое значение для целого ряда тестов. Если вы посмотрите на Raven’s, где успехи были такими огромными, тест состоит из всех гипотетических вопросов о символах, которые хорошо удалены от конкретной реальности.

Лурия также спросил своих испытуемых о классификации, например: «Что общего у собак и кроликов?» В 1900 году человек сказал бы: «Вы используете собак для охоты на кроликов.«Сегодня вы говорите:« Они оба млекопитающие ». И это правильно задает вопрос.

В прошлом умы людей были утилитарными. Их не интересовали гипотезы или совместная классификация вещей. Но сегодня люди «надели научные очки», у них научный склад ума.

Наконец, в современном мире есть множество визуальных образов. Я думаю, что это отвечает за улучшение навыков картографирования и улучшение взгляда на трехмерные фигуры и их вращения.

Означает ли рост IQ, что люди становятся умнее?

Это зависит от того, что вы подразумеваете под умнее. Это действительно разбивается на четыре вопроса:

Есть ли у нас мозг, созданный с помощью генной инженерии, лучше, чем в 1900 году? Конечно, нет. Гены не выбирают так в четырех поколениях. Итак, если под «интеллектом» вы подразумеваете мозг, созданный для достижения большего, то мы вообще не добились прогресса.

Но если вы имеете в виду: улучшилась ли наша способность решать более широкий круг концептуальных проблем? Тогда да, мы прибавили в интеллекте.Обычный человек сегодня может заниматься творчеством, которого он не мог делать в 1900 году.

Если вы имеете в виду, с другой стороны, что-то вроде: были ли люди так же адаптированы к своим обстоятельствам в 1900 году, как и сегодня? Ну конечно были. Они умели работать на заводе, охотиться. Они могли справиться с миром, который существовал тогда. У них был средний IQ 70, но не все они были умственно отсталыми. Так что в этом отношении интеллект не улучшился.

Но, наконец, если вы имеете в виду: адаптированы ли люди сегодня ментально к гораздо более сложному миру? Тогда да, был выигрыш.

Ожидаете ли вы, что эти достижения сохранятся в 21 веке?

Кто знает? В 1900 году 25 процентов людей в Соединенных Штатах имели образование менее четырех лет. Между тем и 1950 годом произошла революция в средней школе. А затем, с 1950 года, мы выросли с 12 процентов американцев, имеющих высшее образование, до 52 процентов. Можно сказать, что этот прогресс должен стабилизироваться. Если в ближайшие полвека 50 процентов людей не будут учиться в аспирантуре, это может прекратиться.

Но есть и этот новый творческий класс: 35 процентов людей постоянно совершенствуют свои навыки и самообразовываются после получения высшего образования. Будет ли это иметь значение или нет? В настоящее время это неоднозначно.

И тогда возникает вопрос, настолько ли мы наполнены визуальными образами, насколько это возможно в данный момент. Возможно, это показывает убывающую отдачу.

Еще одна важная вещь — это забота о детях их родителей. Дети получают больше заботы по мере уменьшения размера семьи.Я думаю, это важно. Но вы всегда можете сказать, что сегодня детей лелеют практически до тех пор, пока они не кончатся у них из ушей, и больше ничего не поделаешь.

Итак, странная ситуация. Я предсказывал, что к настоящему времени успехи в западном мире вполне могли прекратиться, но меня потрясли данные, которые показывают, что они продолжаются в отношении словарного запаса и теста WISC.

Что происходит в других частях света?

Развивающийся мир — это совсем другое дело.Они развиваются так же, как и мы 100 лет назад. Вспомните, что в 1900 году в Америке и Великобритании средний IQ составлял 70. А затем мы ввели немного формального образования, и наш IQ повысился, и это повышение IQ означало, что люди стремятся к более формальному образованию. Так что это все равно что подниматься по лестнице, шаг за шагом. У меня нет причин думать, что у людей в развивающемся мире есть гены, которые не позволяют им реагировать на современность. И действительно, в последнее время в таких местах, как Кения, наблюдается огромный прирост IQ.

Вырастут ли эти нации, чтобы конкурировать с нашей экономически, я думаю, не зависит от IQ. Это зависит от других обстоятельств. У Турции было очень мало перерывов, и я подозреваю, что через 20 или 30 лет она будет иметь такой же экономический рост, как и Франция.

Но возьмем остров Доминика. У него есть прирост IQ, но остров осаждают ужасные вещи: вулканы, оползни, ураганы. И я подозреваю, что их экономическое развитие замедлится не из-за IQ, а из-за этих обстоятельств.

Ваша работа имеет неожиданное значение для системы уголовного правосудия. Кто они такие?

В 2000 году Верховный суд постановил, что в соответствии с Конституцией США казнь человека, лишенного моральных качеств, является жестоким и необычным наказанием, и что одним из стандартов для этого является низкий показатель IQ по тестам Векслера, Стэнфорда Бине и другим тестам. И я подумал: «Послушайте, здесь будут люди, приговоренные к смертной казни, которые прошли тест, который устарел на 10 или 20 лет, и чей IQ был завышен на три, шесть или девять пунктов.

Допустим, есть парень в камере смертников, и в школе его тестировали на старом WISC, который был стандартизирован еще в 1947 и 1948 годах. Если его тестировали в 1972 году, незадолго до выхода нового теста, тогда тест был бы завышен. его IQ на семь баллов. А человек, который обычно имел IQ 68, имел бы 75 баллов, и теперь имел бы право на казнь. Так что я очень активно пытался обучить судейское сообщество.

Поначалу было очень тяжело. Люди считали, что показатель IQ фиксирован.Он просто сказал вам, каким был IQ человека — они не понимают, что это относительный показатель и что иногда людей сравнивают с предыдущим поколением.

Насколько велика проблема? Как часто меняются тесты?

Что ж, благодаря моей работе они изменились намного быстрее. Между WISC и WISC-R прошло 24 года. Мое исследование вышло в 1984 году, и они изменили его в 1989 году, а затем снова в 2002 году. Что касается шкалы интеллекта взрослых Векслера, последний тест был изменен через 11 лет.Но даже это не решает проблему. Когда эти тесты нормированы, на публикацию уходит пара лет. Таким образом, у вас все еще может быть 13-летний перерыв, и это принесет вам четыре балла IQ.

Итак, я предложил формулу. В течение всего периода, когда этим обвиняемым, приговоренным к смертной казни, проводились тесты на IQ, прирост IQ был довольно стабильным и составлял около трех десятых балла в год. Итак, для любого теста Векслера или Стэнфорд-Бине я предлагаю судьям вычитать три десятых балла за каждый год между годом, когда тест был нормирован в последний раз, и годом, когда ответчик проходил тест.

Суды начинают это учитывать?

Большинство апелляционных судов США не требуют, чтобы вы применяли эффект Флинна, но они говорят, что это допустимо. И это влияет на дела.

Примерно полтора года назад я ходил давать показания в суде Техаса. Вы знаете, в Техасе казнят около 40 процентов приговоренных к смертной казни в Соединенных Штатах. В январе судья Техаса впервые постановил, что в деле, в котором я свидетельствовал, IQ осужденного убийцы был завышен из-за увеличения IQ с течением времени, и ему не был вынесен смертный приговор.Теперь обвинение может обратиться в суды более высокой инстанции, но это важный шаг.

Если вы ответите «да» на любой из этих 7 вопросов, наука скажет, что вы определенно умнее среднего.

Джефф Безос говорит, что признаком высокого интеллекта номер один является готовность изменить свое мнение — очень много. Он ищет людей, которые могут признать свою неправоту и с готовностью изменить свое мнение.

Это здорово, но точно так же, как в знаменитом опросе, в котором более 80 процентов респондентов заявили, что они водители выше среднего — что математически невозможно, и все респонденты получили травмы в автокатастрофах, что чертовски иронично — большинство из нас думает, что мы готовы изменить свое мнение, когда появятся более точные данные, лучшие доказательства или лучшая точка зрения.

Вот еще несколько признаков того, что вы можете быть умнее, чем вы думаете:

1. Вам нравится проводить время в одиночестве.

Хотя люди, которые больше общаются, как правило, более счастливы, это не так, если вы очень умны. В этом случае общение с друзьями не повысит ваш уровень удовлетворенности жизнью.

Исследователи наблюдали за людьми в возрасте от 18 до 28 лет и обнаружили, что чем чаще средний человек социализировался, тем счастливее они были, но не подмножество изучаемых людей, которые были очень умными.

Чем больше они

4 общались, тем менее счастливыми они были.

Одна теория вдохновляет: чем вы умнее, тем больше вы будете сосредоточены на долгосрочных целях, а время, проведенное с друзьями, отвлекает, а не помогает.

Итак, если вам нравится проводить время в одиночестве, работая над проектом, узнавая что-то новое, составляя этот бизнес-план или тщательно продумывая все шаги, которые вам нужно предпринять для достижения своих целей, не предполагайте, что вы » повторно одиночка.

Возможно, вы просто умнее всех нас.

2. Вы часто думаете, что ошибаетесь.

Все мы знаем людей, которые занимают определенную позицию, а затем провозглашают, хвастают и проповедуют, полностью игнорируя различные мнения или точки зрения. Они знают, что они правы, и хотят, чтобы вы знали, что они правы.

Однако их поведение не является признаком интеллекта. Это классический признак эффекта Даннинга-Крюгера, типа когнитивного искажения, описанного социальными психологами Дэвидом Даннингом и Джастином Крюгером, при котором люди считают, что они умнее и умнее, чем они есть на самом деле.Сочетайте недостаток самосознания с низкими когнитивными способностями и бум: вы переоцениваете свой собственный интеллект и компетентность.

Мудрость — это знание того, что, хотя вы можете знать много, есть также многое, чего вы не знаете. Мудрость пытается выяснить, что правильно, а не пытаться сделать правильным. Мудрость заключается в том, чтобы понять, когда вы ошибаетесь, и милостиво отступить.

Если вы не боитесь ошибиться, если вы не боитесь признать, что у вас нет всех ответов, если вы не боитесь сказать «Я думаю» вместо «Я знаю», тогда вы будут умнее, чем вы думаете.

3. Любишь ругаться.

Считается, что люди, которые ругаются, имеют ограниченный словарный запас; слово F — ваше любимое прилагательное, потому что в вашем распоряжении нет лучших модификаторов.

Оказывается, расхожее мнение неверно. Согласно этому исследованию, «способность создавать табуированный язык не является показателем общей языковой бедности».

Короче говоря, беглость — это беглость.

Так что не думайте, что вы глупы только потому, что вам нравится использовать определенные ругательства в качестве прилагательных, существительных и глаголов, иногда все в одном предложении.

4. Вы не встаете рано.

Если вы любите рано вставать, вы в хорошей компании: The Wall Street Journal говорит, что 4 часа утра может быть самым продуктивным временем дня.

Тем не менее, исследования показывают, что у полуночников — людей, которые чувствуют себя более бдительными и продуктивными даже после захода солнца — больше шансов иметь более высокий интеллект, лучшую работу и больший доход, чем у тех, кто рано встает.

Но это не значит, что вам нужно поздно вставать, чтобы добиться успеха.Или рано вставать.

Пробуждение в произвольное время не поможет вам добиться успеха. Принятие продуманного решения просыпаться в наиболее продуктивное время для you — вот и все, что имеет значение.

5. Вы можете отложить удовлетворение.

Исследования показывают определенную связь между интеллектом и самоконтролем. В этом исследовании участники выбирали одно из двух вознаграждений:

  • Получение меньшего немедленного финансового вознаграждения или
  • Получение более крупного финансового вознаграждения позднее.

Люди, решившие дождаться более крупного вознаграждения, как правило, получали более высокие баллы в тестах на интеллект.

Имеет смысл: способность объективно взвесить два результата и выбрать лучший вариант — очевидный признак интеллекта.

Итак, если вы готовы проявить немного самоконтроля, чтобы максимизировать плоды своих усилий, труда, инвестиций и т. Д., Вы можете оказаться умнее, чем вы думаете.

И гораздо больше шансов на успех.

6.Вы откладываете на потом.

Мы все откладываем дела. Но мало кто мог подумать, что откладывание чего-то важного — признак интеллекта.

Собственно, нет. Адам Грант считает промедление ключом к инновациям. Как говорит Грант: «Время, когда Стив Джобс откладывал дела и обдумывал возможности, был потрачен не зря на то, чтобы выдвинуть на обсуждение более расходящиеся идеи, в отличие от того, чтобы сразу погрузиться в самые обычные, наиболее очевидные, наиболее знакомые. »

Так что, если вы откладываете что-то только потому, что не хотите над этим работать, это одно.Но если вы откладываете что-то, потому что не чувствуете, что нашли лучшее решение, лучший путь или лучший вариант, это может быть самым разумным подходом.

7. Вы не прошли этот тест.

Вот действительно быстрый тест, который вы можете пройти, чтобы определить свой IQ. Исследователи из Университета Рочестера создали тест, чтобы определить бессознательную способность мозга отфильтровывать визуальные движения.

Сначала посмотрите это короткое видео. Цель состоит в том, чтобы определить, в какую сторону смещаются черные и белые полосы: слева направо или справа налево.

Изображения были представлены в разных размерах, потому что, вообще говоря, большинству людей сложнее увидеть движение на больших изображениях. Наш мозг имеет тенденцию отфильтровывать фоновые движения — в противном случае мир казался бы невероятно загроможденным, и мы легко отвлекались бы. Вот почему большинство людей лучше всего справляется с самой маленькой версией грифов; восприятие движения оптимально в области примерно ширины большого пальца, когда вы вытягиваете руку.

И вот почему, когда участники наблюдали самое маленькое изображение, люди с более высокими показателями IQ быстрее определяли движение полосок.Люди с более высоким IQ склонны быстрее принимать суждения о восприятии и иметь более быстрые рефлексы.

Но когда участники наблюдали самое большое изображение, те, у кого был более высокий IQ, показали худшие результаты; чем выше IQ человека, тем медленнее он обнаруживает движение.

«Исходя из предыдущего исследования, мы ожидали, что все участники будут хуже обнаруживать движение больших изображений, но люди с высоким IQ были намного, намного хуже», — сказал один из исследователей. Это означает, что их способность фокусироваться, естественно, лучше: они лучше отфильтровывают фоновое движение, чтобы сосредоточиться на небольших близлежащих движущихся объектах.

Это не означает, что тест идеален, но поскольку задача проста и тесно связана с IQ, она может дать ключ к пониманию того, что делает мозг более эффективным и, следовательно, более умным. (Эффективность всегда имеет значение.)

«Высокий IQ связан с ухудшением восприятия движения по мере увеличения размера стимула», — заявили исследователи. «Результаты связывают интеллект и низкоуровневое подавление сенсорной информации. Подавляющие процессы являются ключевым ограничением как интеллекта, так и восприятия.»

Все это означает, что если вам было труднее определить направление движения полосок, когда изображение было большим, чем когда оно было маленьким, у вас, вероятно, высокий IQ.

А это значит, что вы будете способен работать намного умнее и усерднее, чем остальные из нас, что не требует исследований, чтобы знать, что это отличный предсказатель будущего успеха.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc .com.

Что такое средний IQ и что он означает?

Вы когда-нибудь задумывались, каков средний IQ и как вы его оцениваете? Хотя вы, возможно, даже не знаете свой IQ или его значение, подобные вопросы задавались поколениями.Но оказывается, что вопрос о том, каков средний IQ и следует ли полагаться на него как на надлежащую меру индивидуального интеллекта, остается спорным.

Согласно шкале интеллекта взрослых Векслера и тесту Стэнфорда-Бине, средний IQ составляет 100, а баллы от 90 до 109 считаются средними. При этом существует множество других тестов интеллекта, которые возникли в свете этого. Продолжайте читать, если хотите углубиться в эту сложную и спорную тему, если, конечно, у вас есть высокий балл, чтобы справиться с ней!

Вам также понравятся:
5 лучших советов и рекомендаций Илона Маска по продуктивности
Крипто-кошелек Ultra-Luxe Grey Corazon сделан из титана «Аэрокосмического класса»
Все, что Apple представила на мероприятии «Весенняя загрузка монстров»

Каков ваш IQ?

IQ в самой простой форме переводится как «коэффициент интеллекта».Для определения «интеллекта» человека требуется набрать балл, полученный в результате серии стандартизированных тестов. Эти тесты включают в себя такие вещи, как решение проблем, и были разработаны для измерения человеческого интеллекта, а также интеллектуального потенциала. По сути, это отражение результатов одного человека в тесте по сравнению с другими людьми в его возрастной группе.

Тесты

IQ стали полезными в школьных условиях, чтобы помочь учащимся посещать определенные программы или школы.Они также полезны при выявлении учащихся, сталкивающихся с умственными трудностями. В редких случаях при приеме на работу может потребоваться ваш IQ. Все эти методы основаны на возможности сравнить индивидуальный балл со средним IQ, чтобы увидеть, насколько он соответствует.

Как измеряется IQ?

IQ измеряется двумя основными способами. Во-первых, вам нужно будет пройти тест, чтобы получить оценку. Этот тест существует более чем в десятке различных форм. Некоторые из наиболее широко используемых тестов включают шкалу интеллекта Векслера для детей, шкалу интеллекта Векслера для взрослых и шкалу интеллекта Стэнфорда-Бине.

После сбора результатов можно рассчитать IQ, используя один из следующих методов. Первый метод рассчитывается путем деления умственного возраста или показателя IQ человека на его хронологический возраст и последующего умножения на 100.

Второй метод включает в себя процесс сравнения, при котором показатель IQ человека сравнивается с оценками других людей в той же возрастной группе. Этот метод достигается за счет процесса стандартизации. Стандартизация достигается путем анализа результатов теста, взятого на репрезентативной выборке.Взяв оценки участников этой выборки, психологи могут использовать эти оценки для установления стандартов, с которыми можно сравнивать все индивидуальные оценки.

Интересный момент, который следует отметить в свете того, как измеряется этот балл, заключается в том, что средний IQ, похоже, растет. С начала 1900-х годов необработанные показатели IQ росли. Это явление получило название «эффект Флинна». Ученый Джеймс Флинн заметил эту тенденцию и провел исследование, в результате которого было обнаружено, что показатели IQ росли на три или более пункта за десятилетие во всем мире.

Значит ли это, что мы стали умнее наших предков? Смотри, наверное, нет. Если рассуждать логически, это, скорее всего, связано с увеличением формального образования, улучшением питания, улучшением привычек к упражнениям и увеличением числа вакцинаций.

Почему тесты на IQ вызывают споры?

С момента появления теста IQ их преследуют споры и разногласия. Некоторые люди, ученые и психологи одинаково обсуждали взаимосвязь между IQ и политикой класса, расы и пола.Важно понимать, что концепция IQ была разработана западными европейцами, их культурными структурами и факторами окружающей среды.

Несмотря на различные аргументы в пользу того, что IQ зависит от расы и пола, не было никаких веских доказательств, подтверждающих генетические объяснения значений IQ между разными расами или между мужчинами и женщинами. Что верно, так это влияние факторов окружающей среды на определение чьей-либо оценки. Такие факторы, как образование, здоровье, питание и социально-экономический статус, играют важную роль в определении IQ человека.

Еще одна полемика вокруг теста IQ — роль инфекционного заболевания. Было обнаружено, что инфекционные заболевания могут быть единственным важным показателем среднего IQ. Причина этого проста. Исследователи обнаружили, что если ребенок заболеет, он будет использовать свою энергию для борьбы с инфекцией или болезнью. Таким образом, эта энергия забирается из энергии, которая вместо этого использовалась бы для развития мозга. Есть несколько исследований, подтверждающих это, в том числе исследование, проведенное в США, которое обнаружило четкую связь между штатами с более высоким числом инфекционных заболеваний и более низкими баллами по тесту.

Возможно, наиболее ощутимым противоречием вокруг концепции IQ является то, что она на самом деле означает для человека и общества в целом, в котором они функционируют. Нет никакой корреляции между интеллектом человека и жизненным успехом. Несмотря на то, что IQ может быть важным показателем для оптимизированных процессов, сложно определить общий интеллект человека с помощью теста или рейтинга, поскольку он не принимает во внимание здравый смысл или более целостное понимание интеллекта. Люди намного сложнее этого, и этот тест и полученная вами оценка определенно не единственный способ измерить интеллект.

Так что не расстраивайтесь, если вы не набираете наивысший балл, как и большинство из нас. Есть много других составляющих вашего существа, вашего общего успеха и счастья.

Средний IQ по стране

Средний IQ составляет 100, и в соответствии с Шкалой интеллекта взрослых Векслера и тестом Стэнфорда-Бине средними значениями IQ считаются значения от 90 до 109. На этих же тестах баллы от 110 до 119 считаются высокими.Результаты от 80 до 89 относятся к низкому среднему.

Согласно исследованию Линн и Мейзенберг, накопленному Healthline, средний IQ по странам выглядит следующим образом. Важно отметить, что размер выборки по стране может быть ограничен, что снижает точность результатов. В первую десятку стран в среднем за 1 квартал входят:

.
  1. Гонконг (108)
  2. Сингапур (108)
  3. Южная Корея (106)
  4. Китай (105)
  5. Япония (105)
  6. Тайвань (105)
  7. Исландия (101)
  8. Макао (101)
  9. Швейцария (101)
  10. Австрия (а также Лихтенштейн, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Великобритания) (100)

Согласно тому же исследованию, это 10 нижних стран:

  1. Кения (а также Намибия, Южная Африка, Танзания) (72)
  2. Зимбабве (72)
  3. Ботсвана (71)
  4. Гана (71)
  5. Замбия (71)
  6. Нигерия (69)
  7. Свазиленд (68)
  8. Лесото (67)
  9. Мозамбик (64)
  10. Малави (60)

Другие тесты интеллекта

В свете различных недостатков теста IQ существует множество других тестов интеллекта, которые люди используют сегодня.С аналогичными намерениями теста IQ были разработаны другие методы, некоторые из которых пытаются преодолеть отсутствие учета факторов окружающей среды в тесте среднего IQ.

Наиболее популярные тесты интеллекта включают шкалу интеллекта Стэнфорда-Бине, шкалу интеллекта Векслера для детей, шкалы дифференциальных способностей, шкалу интеллекта Векслера для взрослых и тест индивидуальных достижений Пибоди.

Некоторые из этих тестов более точны, поскольку они больше подходят определенной группе людей или возрастной группе.Компании также проводят различные тесты коммерческой разведки, которые помогают компании определить интеллект человека в конкретной области знаний. Эти тесты особенно полезны на рабочем месте.

Вам также понравятся:
5 лучших советов и рекомендаций Илона Маска по продуктивности
Крипто-кошелек Ultra-Luxe Grey Corazon сделан из титана «Аэрокосмического класса»
Все, что Apple представила на мероприятии «Весенняя загрузка монстров»

Общие вопросы и ответы

Что такое хороший IQ?

Средний IQ — это результат от 90 до 109, поэтому хороший IQ должен быть выше этого.

Точны ли тесты IQ?

Тест IQ предоставит ориентировочную оценку, которая может помочь определить чей-то интеллект, но нет точного способа измерить уровень интеллекта.

Почему это сохраняется и что можно сделать

афроамериканца набрали меньше баллов, чем американцы европейского происхождения, по тестам по лексике, чтению и математике, а также по тестам, которые утверждают, что измеряют школьные способности и интеллект. Разрыв появляется до того, как дети пойдут в детский сад, и сохраняется во взрослой жизни.С 1970 года он сузился, но типичный американский черный по-прежнему набирает менее 75 процентов американских белых почти по каждому стандартизированному тесту. Эта статистика, конечно, не означает, что все черные получают меньше всех белых. Эти две группы во многом пересекаются. Тем не менее, разница в результатах тестов достаточно велика, чтобы иметь серьезные социальные и экономические последствия.

Сокращение разрыва в результатах тестов между черными и белыми, вероятно, сделало бы больше для продвижения расового равенства в Соединенных Штатах, чем любая другая стратегия, которая сейчас серьезно обсуждается.Судя по имеющимся в настоящее время статистическим данным, устранение разницы в результатах тестов резко увеличит количество выпускников колледжей для чернокожих, сделав их почти равными показателям белых. Такое изменение также позволит отобранным колледжам постепенно отказаться от расовых предпочтений при поступлении, которые долгое время были очагом расовых конфликтов. Устранение разрыва в результатах тестов также уменьшило бы расовое неравенство в доходах мужчин и, вероятно, устранило бы расовые различия в доходах женщин.

Сокращение разрыва в результатах тестов потребует постоянных усилий как черных, так и белых, и, вероятно, потребуется не одно поколение.Но мы думаем, что это возможно. Это убеждение основано на трех фактах. Во-первых, с 1970 года различия в успеваемости между черными и белыми сократились. Данные Национальной оценки образовательного прогресса (NAEP) среди 17-летних показывают, что разрыв в чтении сократился более чем на две пятых в период с 1971 по 1994 год. тоже сузился, хотя и не так сильно. Пять крупных национальных опросов старшеклассников, проведенных с 1965 года, демонстрируют ту же тенденцию. Так же как и опросы младших школьников. Разрыв сократился, потому что оценки чернокожих детей выросли, а не потому, что оценки белых детей упали.

Во-вторых, даже показатели IQ четко реагируют на изменения в окружающей среде. Например, с 1930-х годов показатели IQ во всем мире резко выросли. В Америке 82 процента из тех, кто прошел тест Стэнфорда-Бине в 1978 году, набрали больше, чем в 1932 году для людей того же возраста. Средний черный показал примерно такие же результаты по тесту Стэнфорд-Бине в 1978 году, как средний белый в 1932 году.

В-третьих, когда чернокожие дети или дети смешанной расы воспитываются в белых, а не чернокожих семьях, их результаты на тестах до подросткового возраста резко повышаются.Похоже, что в подростковом возрасте оценки этих приемных детей падают, но это вполне может быть связано с тем, что их социальная и культурная среда становится похожей на других чернокожих подростков.

Объяснение пробела

Традиционные объяснения разницы в результатах тестов между черными и белыми не выдержали проверки временем. В 1960-е годы большинство либералов объясняли этот разрыв некоторым сочетанием бедности чернокожих, расовой сегрегации и недостаточного финансирования школ для чернокожих. С тех пор количество зажиточных чернокожих семей резко выросло, но результаты тестов их детей по-прежнему намного ниже, чем у белых детей из столь же богатых семей.Десегрегация школ, возможно, сыграла некоторую роль в сокращении разрыва в тестах между черными и белыми на Юге, но десегрегация школ также, похоже, имеет издержки для чернокожих, и когда мы сравниваем изначально похожих учеников в сегодняшних школах, те, кто посещает десегрегированные школы, учатся лишь незначительно. больше, чем в отдельных школах.

Последние данные свидетельствуют о том, что неравенство в школьных ресурсах действительно влияет на успеваемость, но неравенство в ресурсах между черными и белыми детьми со временем неуклонно сокращается.В настоящее время средний чернокожий ребенок ходит в школу в округе, где на одного ученика тратится столько же, сколько средний белый ребенок в округе. В школах для чернокожих детей на одного ученика приходится примерно такое же количество учителей, как и в школах для белых. В основном белые школы, похоже, привлекают более квалифицированных учителей, чем школы для чернокожих, но в то время как чернокожие ученики, которые посещают преимущественно белые школы, вероятно, выиграют от наличия более качественных учителей, это преимущество, по-видимому, компенсируется социальными издержками пребывания в преимущественно белой среде.В любом случае школы не могут быть основной причиной разрыва в результатах тестов между черными и белыми, потому что он возникает до того, как дети поступают в школу, и сохраняется, даже когда черные и белые дети посещают одни и те же школы. Если школы играют важную роль в сохранении разрыва, либо в десегрегированных школах отношение к черным и белым детям очень разное, либо черные и белые дети должны совершенно по-разному реагировать на одно и то же обращение.

Три наиболее распространенных «консервативных» объяснения разрыва между черным и белым — гены, культура бедности и материнство-одиночка — также трудно согласовать с имеющимися доказательствами.Нет прямых генетических доказательств за или против теории о том, что разрыв между черным и белым является врожденным, потому что мы еще не идентифицировали гены, которые влияют на такие навыки, как чтение, математика и абстрактное мышление. Однако исследования детей смешанной расы и чернокожих детей, усыновленных белыми родителями, показывают, что расовые различия в результатах тестов в значительной степени, если не полностью, связаны с окружающей средой.

Культурные различия, связанные с хронической бедностью, могут быть причиной некоторого разрыва в результатах тестов между черными и белыми, но они не могут быть основным объяснением, поскольку разрыв сохраняется среди обеспеченных детей.И хотя дети, воспитанные матерями-одиночками, получают более низкие баллы по большинству стандартных тестов, чем дети, воспитанные супружескими парами, эта разница почти исчезает, если принять во внимание тот факт, что женщины, которые становятся матерями-одиночками, происходят из менее обеспеченных семей, имеют более низкие результаты тестов и завершают меньше школьного образования, чем женщины с мужьями.

Новые направления

Мы подозреваем, что новые успешные объяснения разрыва в результатах тестов будут отличаться от своих предшественников по нескольким причинам.

Во-первых, вместо того, чтобы подчеркивать виды расовых различий, которые обычно изучают экономисты и социологи (экономические ресурсы родителей, положение родителей в профессиональной иерархии, наличие у родителей формального образования и условия жизни родителей), успешные теории потребуют большего. учет факторов, которые психологи традиционно подчеркивают (например, способ взаимодействия членов семьи друг с другом и с внешним миром). Хорошее объяснение того, почему у белых пятилеток больше словарный запас, чем у черных пятилеток, можно сосредоточить на том, как много родители разговаривают со своими детьми, как они отвечают на вопросы своих детей и как они реагируют, когда их дети либо учатся, либо не учатся чему-то, а не от того, сколько денег у родителей.

Во-вторых, вместо того, чтобы искать в основном различия в ресурсах между преимущественно черными и преимущественно белыми школами, успешным теориям, вероятно, придется более внимательно смотреть на то, как чернокожие и белые дети реагируют на одни и те же опыты в классе, например, в маленьком классе, имея более компетентный учитель, имеющий учителя своей расы или имеющий учителя с высокими ожиданиями для тех, кто показывает результаты ниже нормы для своей возрастной группы.

Следовательно, успешные теории должны будут уделять больше внимания психологическим и культурным влияниям, которые гораздо труднее измерить, чем доход, образование и условия жизни.Сбор точных данных о привычках, ценностях, поведении и идеях черных и белых родителей — непростая задача, и на это потребуется время. Это вполне может потребовать затрат времени и усилий, сопоставимых с усилиями, которые были затрачены на разработку когнитивных тестов в первой половине 20 века. Но без такой работы мы постоянно находимся в опасности увидеть различия между черными и белыми как неизбежный побочный продукт генов людей или «культурных» факторов, которые никто не может изменить.

Последствия для политики

Наш аргумент о том, что сокращение разрыва в результатах тестов между черными и белыми сделает больше для продвижения Америки к расовому равенству, чем любая политически правдоподобная альтернатива, основывается на двух проблемных предпосылках: что политика, направленная на сокращение разрыва в тестах, на самом деле политически осуществима, и что такая политика фактически может сократить разрыв.

Государственная поддержка практически любой политики частично зависит от того, воспринимаются ли получатели как заслуживающие или не заслуживающие. Одним из очевидных преимуществ программ, ориентированных на детей, является то, что вряд ли кто-то винит невежество первоклассников в отсутствии у них мотивации. Кажется, что первоклассники любой расы хотят угодить. И черные, и белые взрослые часто думают, что чернокожим детям старшего возраста не хватает академической мотивации, но большинство взрослых по-прежнему винят в этом родителей или школу детей, а не самих детей.Вот почему Линдон Джонсон делал упор на помощи детям в своей первоначальной войне с бедностью.

Политика, направленная на сокращение разрыва между черными и белыми, конечно же, не будет политически популярной, если они улучшат результаты тестов чернокожих детей за счет белых детей. Как десегрегация в школах, так и отмена академически избирательных классов в десегрегированных школах вызвали сильное сопротивление белых из-за того, что белые дети воспринимают это дорого. Но такая политика не принесла бы черным особой пользы, даже если бы белые были готовы ее принять.Наиболее многообещающие связанные со школой стратегии по сокращению разрыва между черными и белыми тестами предполагают такие изменения, как сокращение размера класса, установление минимальных стандартов академической компетентности для учителей и повышение ожиданий учителей от учеников с низкой успеваемостью. Все эти изменения пойдут на пользу как черным, так и белым, но все они кажутся особенно полезными для чернокожих.

Эксперимент, проведенный в штате Теннесси в 1985–1989 годах, показал, например, что сокращение размера класса в начальных классах повысило результаты тестов как черных, так и белых детей, и что эти достижения сохранялись даже после того, как дети перешли в более крупные классы.Эксперимент также показал, что прирост у чернокожих был намного больше, чем у белых. Исторические данные также подтверждают гипотезу о том, что разница в результатах тестов между черными и белыми уменьшается, когда уменьшается размер класса. Когда низкий уровень рождаемости привел к сокращению приема в школу в 1970-х годах, соотношение учителей и учеников выросло, а количество классов сократилось. Независимый анализ, проведенный Рональдом Фергюсоном и Дэвидом Гриссмером, позволяет предположить, что за этим изменением размера класса последовало заметное сокращение разрыва в результатах тестов между черными и белыми.

Хотя измерить компетентность учителей сложнее, чем подсчитать количество детей в классе, результаты тестов учителей показывают более сильную связь с тем, как много учащиеся учатся, чем любой другой широко используемый показатель.Таким образом, экзамены на квалификацию учителей могут повысить успеваемость детей. Поскольку учителя, которые не проходят такие тесты, сосредоточены в школах для чернокожих, такие экзамены, вероятно, окажутся особенно полезными для чернокожих учеников, хотя это преимущество может быть частично компенсировано тем фактом, что учителя, которые не проходят такие тесты, также непропорционально чернокожие.

В обзоре литературы, посвященной ожиданиям учителей, Фергюсон делает вывод, что учителя действительно имеют более низкие ожидания от черных, чем от белых, но это в основном потому, что черные идут в школу с более слабыми когнитивными навыками, чем белые, и после поступления учатся немного меньше.Но Фергюсон также находит некоторые доказательства того, что низкие ожидания учителей более негативно влияют на чернокожих детей, чем на их белых одноклассников.

Исследования также показывают, что разница в результатах тестирования между черными и белыми в воспитании детей способствует увеличению разницы в результатах тестов. Поэтому улучшение родительских навыков может быть таким же важным, как и улучшение школы. Загадка в том, как действовать дальше. Как и учителя, родители обычно с подозрением относятся к нежелательным советам о том, как обращаться со своими детьми. Но как только родители убеждаются, что конкретная практика действительно помогает их детям, многие перенимают ее.В практическом политическом плане белые не могут указывать черным родителям изменить их родительские обычаи, не вызывая обвинений в этноцентризме, расизме и многом другом. Но не только чернокожие родители нуждаются в помощи. Мы должны продвигать лучшие методы воспитания для всех родителей всеми возможными способами, включая телевидение, которое доступно как черным, так и белым.

Наконец, консерваторы, которые хотят улучшить академические достижения, должны перестать подчеркивать взаимосвязь между наследственностью и достижениями и преувеличивать важность другой консервативной добродетели, а именно, упорного труда.Американцы, кажется, необычно склонны приписывать академические неудачи низким способностям, а не недостаточным усилиям. Когда Гарольд Стивенсон и Джеймс Стиглер спросили американских, японских и тайваньских родителей и учителей, почему одни дети лучше других учатся в школе, американцы с большей вероятностью подчеркнули способности, тогда как японцы и тайваньцы с большей вероятностью подчеркнули усилия. Это различие, похоже, не отражает разницу в фундаментальных представлениях о причинно-следственной связи. Дети во всем мире признают, что и способности, и усилия влияют на достижения, и это, вероятно, верно и для их родителей.Но приписывание неудач недостаточных усилий означает, что если вы будете усерднее работать, вы узнаете больше. Приписывание этого способности служит оправданием бездействию.

Акцент американцев на врожденных способностях, вероятно, будет иметь особенно негативные последствия для афроамериканцев, чье беспокойство по поводу расовых стереотипов и интеллектуальной компетентности может даже снизить их успеваемость по стандартным тестам. Клод Стил и Джошуа Аронсон, например, показали, что чернокожие студенты Стэнфордского университета, в отличие от своих белых одноклассников, значительно хуже справляются с тестами, когда их просят записать свою расу перед прохождением теста или говорят, что тест измеряет интеллектуальные способности.

Время возобновить внимание

Психологи, социологи и исследователи образования уделили гораздо меньше внимания разнице в результатах тестов между черными и белыми за последнюю четверть века, чем следовало бы. Напуганные враждебной реакцией на отчет Дэниела Патрика Мойнихэна 1965 года о статусе черной семьи и на статью Артура Дженсена 1969 года, в которой утверждалось, что расовые различия в результатах тестов, вероятно, были частично врожденными, большинство социологов выбрали более безопасные темы и надеялись, что проблема будет решена. Уходите.Мы можем лучше.

Значение результатов теста IQ

Ваш ребенок сдает тест на IQ, и вы получаете обратно результат. Вы узнаете, что ваш ребенок с IQ 150 относится к категории очень одаренных. Что это обозначает? Прежде чем вы сможете понять, что значит для ребенка быть очень одаренным (или умеренно одаренным, или глубоко одаренным), вам необходимо понять, что представляют собой показатели IQ.

Измерение показателей IQ

Термин IQ означает коэффициент интеллекта.Оценка IQ — это показатель интеллекта, в первую очередь способности человека к рассуждению. Чем выше оценка, тем выше способность рассуждать.

Если мы возьмем показатели IQ каждого и нанесем их на график, мы увидим, что они распределены по нормальной кривой колокола. Это означает, что большинство результатов попадет где-то в центр этой кривой. Оценка в абсолютном центре колоколообразной кривой равна 100, и именно здесь мы ожидаем, что большинство оценок упадет или где они будут группироваться.

По мере отклонения оценок от нормы (100) мы будем обнаруживать все меньше и меньше оценок.Однако, чтобы цифры были значимыми, нам нужно иметь возможность измерять вариабельность оценок. Это цель стандартных отклонений, которые, попросту говоря, представляют собой среднее расстояние, на которое баллы отклоняются от нормы. Статистики определяют стандартное отклонение данных с помощью специальной формулы.

Стандартные отклонения

Как только вы поймете эти оценки и то, как они вписываются в колоколообразную кривую, вы сможете лучше понять различные категории одаренности.Почему показатель от 115 до 129 считается умеренно одаренным? Почему оценка от 145 до 159 является очень одаренной? Ответ заключается в стандартном отклонении разброса оценок IQ на кривой нормального распределения.

Стандартное отклонение, используемое во многих тестах, включая тест IQ Векслера, составляет 15. Большинство результатов тестов (около 70%) находятся где-то между одним стандартным отклонением ниже и одним стандартным отклонением выше 100.

Большинство оценок находятся где-то между 85 и 115. Эти оценки считаются «средним» или нормальным диапазоном интеллекта.

Чем дальше оценка от 100, тем меньше людей мы найдем с этой оценкой. Если мы переместим одно дополнительное стандартное отклонение ниже и одно дополнительное стандартное отклонение выше 100, мы обнаружим, что около 25% оценок попадают в эти диапазоны. Другими словами, люди с IQ от 70 до 85 или от 115 до 130 составляют около 25% населения.

Таким образом, остается только около 5% населения, у которых будут результаты, превышающие эти первые два стандартных отклонения от нормы.Примерно 2,5% будут иметь оценку ниже 70, а около 2,5% — выше 130.

Категории одаренности

Люди часто хотят объединить всех одаренных детей в одну группу, предполагая, что у всех этих детей одинаковые потребности. Ничто не может быть дальше от истины. Хороший способ понять разницу в потребностях этих разных групп детей — это посмотреть, насколько они далеки от нормы в 100:

  • Легко одаренный : 115–129
  • Средне одаренный : 130–144
  • Очень одаренный : 145–159
  • Исключительно одаренный : 160–179
  • Глубоко одаренный : 180+
  • : 180+

Если вы посмотрите на оценки для каждой группы, вы заметите, что каждая категория представляет собой одно стандартное отклонение от нормы.Чтобы понять разницу, которую может иметь одно стандартное отклонение, рассмотрим значения ниже 100.

Одно стандартное отклонение в обе стороны от 100 находится в пределах нормального или среднего диапазона. Еще одно стандартное отклонение ниже, и вы перейдете в диапазон пограничного интеллектуального функционирования (от 70 до 84). Дети с оценками в этом диапазоне имеют право на специальные академические услуги.

Еще одно стандартное отклонение ниже, и мы попадаем в диапазон легкой умственной отсталости (от 55 до 70).Чем дальше балл ребенка от нормы, тем больше ему потребуются специальные академические услуги.

Теперь двигайтесь в противоположном направлении от 100. Показатель IQ до одного стандартного отклонения выше 100 считается нормальным или средним. Поднимитесь на одно стандартное отклонение, и вы попадете в диапазон умеренно одаренных. Это означает, что ребенок с баллом 120 отличается от ребенка с IQ 100, как и ребенок с IQ 80 — балл, который дает право ребенку на специальные услуги.

Поднимитесь еще на одно стандартное отклонение, и мы перейдем в диапазон умеренно одаренных (от 130 до 144).Тот же диапазон по другую сторону от 100 — это диапазон умеренно умственно отсталых.

Ни один педагог не поверит, что каждый ребенок с IQ ниже 70 нуждается в тех же академических услугах, что и любой другой ребенок в этом диапазоне. Стандартные отклонения ниже 100 значимы. Они не менее значимы, когда их больше 100.

Предостережения относительно оценок IQ

Тестирование IQ не является точной наукой. Временами может показаться, что это так, но это не так. Результаты тестов на самом деле являются оценками, основанными на результатах тестирования в конкретный день.Всегда есть предел погрешности. «Фактическая» оценка может быть выше или немного ниже, но где-то в пределах погрешности.

Однако важно также отметить, что оценка существенно не изменится. То есть ребенок, получивший оценку 140, не получил эту оценку, потому что у нее был «хороший день». Наивысший балл, который получит ребенок, будет лучшим отражением его IQ (в пределах погрешности). Среднестатистический ребенок не может получить такой высокий балл только потому, что хорошо позавтракал и чувствовал себя хорошо в тот день.

Слово Verywell

Несмотря на то, что тесты IQ, как правило, группируют детей по определенным категориям, важно помнить, что каждый ребенок индивидуален. Также лучше иметь в виду, что показатели IQ не предназначены для прогнозирования достижений ребенка сейчас или в будущем.

Хотя вы можете быть взволнованы или разочарованы результатами, постарайтесь учитывать их в контексте общего развития вашего ребенка и индивидуальных потребностей в обучении.

Почему умные люди принимают больше плохих решений, чем люди со средним IQ

Одно из самых стойких заблуждений — это рефлексивная связь между интеллектом и хорошими решениями.

Умные люди все время принимают не очень разумные решения. Даже Уоррен Баффет, человек, широко известный как «Оракул из Омахи», давно сказал, что IQ — не единственный определяющий фактор для успешных результатов.

Исследования также подтверждают это. Кейт Станович, профессор человеческого развития в Университете Торонто, изучает психологию рассуждений более десяти лет. Его результаты показывают, что тесты IQ отлично подходят для измерения умственных способностей, таких как логика, абстрактное мышление и объем памяти.Но тесты не так надежны, когда дело доходит до принятия разумных решений в реальных жизненных ситуациях.

Как партнер венчурной компании, большую часть своей карьеры посвятивший изучению и написанию статей о поведенческих финансах, я был свидетелем нескольких случаев, когда высокий интеллект мешает людям принимать более правильные решения.

Ниже приведены два наиболее распространенных (и знание о них может помочь вам в принятии решений в будущем, независимо от вашего показателя IQ):

1.Интеллект увеличивает способность обмануть себя сложными историями о том, почему что-то произошло.

Те, у кого высокий IQ, не всегда быстро учатся, потому что они часто пытаются втиснуть реальный мир в те теории, которым их учили, в то время как обычные люди лучше принимают реальный мир за чистую монету.

Вот в чем дело: мы склонны судить других, основываясь исключительно на их действиях, но когда мы судим себя, у нас есть внутренний диалог, который оправдывает наши ошибки и неверные решения.

Если вы менеджер фонда, который получает ужасную прибыль, я могу сразу указать, что пошло не так (например, покупка во время пузыря, продажа во время паники, недостаточная диверсификация).

Но если Я управляющий фондом, получающий ужасную прибыль, я могу рассказать себе историю, оправдывающую свои решения и объясняющую результат. Я мог бы сказать: «ФРС исказила экономику!» Или: «Посмотрите на мою модель. Это неправильный рынок!»

Отсюда вытекают две вещи:

  1. Мы думаем о себе как о менее ущербных, чем другие люди, потому что мы редко слышим внутренние оправдания других людей за их ошибки, но мы остро осознаем свои собственные.
  2. Когда вы наделены интеллектом, вы также прокляты возможностью использовать его для сочинения замысловатых — и часто ложных — историй о том, почему что-то произошло, особенно историй, оправдывающих вы, , Smartypants, сделали ошибку.

2. Интеллект подталкивает к мысли, что сложные проблемы требуют комплексных решений.

Некоторые из самых сложных проблем требуют простейших решений, потому что простые решения — это те, которые позволяют обходить, а не пытаться справиться с частями проблемы, которые в принципе непознаваемы.

Яркость популярной стратегии усреднения долларовых затрат (в которой вы начинаете с единовременной выплаты и инвестируете равными суммами в течение определенного периода, вместо того, чтобы вкладывать все сразу), например, не в том, что она может сказать вы, что рынок будет делать дальше; это то, что вам не нужно знать, чтобы это работало.

В документальном фильме Кена Бернса 2015 года «Рак: Император всех болезней» Роберт Вайнберг, блестящий исследователь рака из Массачусетского технологического института, прекрасно объясняет, почему очень умные люди, подобные ему, не заинтересованы в простых решениях, даже если они эффективны. :

«Уговорить кого-нибудь бросить курить — это психологическое упражнение.Это не имеет ничего общего с молекулами, генами и клетками. И поэтому такие люди, как я, по сути, не заинтересованы в этом, несмотря на тот факт, что отказ от курения окажет гораздо большее влияние на смертность от рака, чем все, что я мог бы надеяться сделать в своей жизни ».

Более того, даже если проблема действительно требуют комплексного решения, умение изложить его простыми словами необходимо для того, чтобы люди воспринимали вас серьезно.

Это заставляет меня задуматься: Сколько академических гениев открыли что-то удивительное, но написали это на бумаге, которая настолько плотная и сложный, что никто другой не может это обработать?

Очень много, я полагаю.

Morgan Housel — партнер в The Collaborative Fund , эксперт по поведенческим финансам и бывший обозреватель The Wall Street Journal и The Motley Fool. Он также является автором готовящейся к выходу книги «Психология денег: вневременные уроки богатства, жадности и счастья».

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.