Средство от тоски: Лекарство от тоски — Собеседник

Содержание

Лекарство от тоски — Собеседник

Ощущение тоски и одиночества часто приводит людей к серьезным заболеваниям. Как избавиться от тоски, гнетущего чувства своей ненужности? Как вновь стать счастливыми?

Горе в первую очередь влияет на сердце – сердечный ритм нарушается. Переживания влияют и на сосуды – они спазмируются. Очень сильно горе влияет на перистальтику кишечника и на процессы пищеварения. Как правило, еще возникают бессонница и обезвоживание организма. И все это неблагоприятно сказывается на женском здоровье. Так что с отрицательными эмоциями надо как можно быстрее справиться. Хорошо помогает плавание в бассейне – все расслабляется, вода смывает все страхи и неприятные впечатления и ощущения. И на жизнь обязательно надо взглянуть новыми глазами. Найти какие-то ориентиры, какое-то увлечение, чтобы уцепиться за это как за соломинку. Ни в коем случае не зацикливаться на старых переживаниях. Негатив разрушает организм человека, его жизнь и судьбу.

Прийти в норму поможет режим дня, нормальный сон и правильное питание. Ешьте на завтрак кашу, введите в рацион больше овощей, фруктов, не увлекайтесь жареным. Чтобы лучше спать ночью, погуляйте перед сном или погрейте ноги в теплой воде, выпейте стакан теплого молока с медом.

Если одолевают беспокойные мысли, сделайте такое упражнение: поднимите руки, делая одновременно глубокий вдох, а затем резко опустите руки и сильно выдохните (мысленно представив, что вы выдохнули все ваши заботы). То есть учитесь делать разрядку, сбрасывать лишнее.

Есть хороший и проверенный рецепт из древнекитайской медицины – особый сбор, который способствует очищению сосудов.

Рецепт

Взять по 100 г березовых почек, ромашки, цветков бессмертника, травы зверобоя. Заварить 1 ст. л. сбора 0,5 литра кипятка в термосе со стеклянной колбой. Настоять 20 минут. Процедить. Перед сном выпить половину. Вторую половину выпить утром. И так – пока не закончится сбор. Проводить 1 раз в год.

Комплекс оздоровительных упражнений

1

Ноги на ширине плеч, левую руку – на колено. Спина прямая, на выдохе наклониться и достать правой рукой носок левой ноги. Так делать 10 раз. И поменять положение. Каждый день надо прибавлять по 1 разу – тем самым мы будем тренировать и терпение, и силу воли.

2

Упражнение, способствующее раскрутке энергии и эластичности позвоночного столба. Двумя руками взять огромную ложку (в воображении) и представить, что вы ею – с усилием всего тела – размешиваете густую кашу в большом котле, стоящем перед вами. Сначала в одну сторону, затем в другую. По минутке. Работают ноги, спина, руки. Занимайтесь не спеша, но регулярно, каждое утро – и успех обеспечен.

 

Татьяна Гущина
диетолог


Горе – от слова «горечь». В тяжелые моменты жизни во всем организме стоит горький вкус, и чтобы избавиться от этого, человеку хочется сладкого. Но в это время женщины ошибочно начинают употреблять много конфет и пирожных. Однако можно заменить эту сладость другим сладким вкусом. Нужно отнестись к пище как к лекарству, а не как к удовольствию. Надо понимать, что в жизни наступил новый этап. Также, чтобы снизить потребность в сладком в течение дня, утром можно выпить стакан кваса или морса.

Комментарий эксперта

Татьяна Ковалева, врач-фитотерапевт

Фенхель, пустырник прекрасно снимают спазмы, успокаивают нервную систему, способствуют улучшению пищеварения, то есть снимают возможные газообразования, выводят лишнюю воду, разгружают сосуды. Но гипотоникам – людям с пониженным давлением – принимать такой сбор надо с осторожностью. Также возможна индивидуальная непереносимость отдельных компонентов.

Совет эксперта

Лейла Фаргиева, травница

Сбор из трав для поддержания работы сердца особенно полезен при тахикардии, учащенном сердцебиении: смешать в равных частях корень валерианы, траву пустырника, ромашку, плоды фенхеля, плоды тмина. 2 столовые ложки с горкой сбора залить 2 стаканами кипятка. Хорошо перемешать. Накрыть. Настоять 20–30 минут. Процедить. Принимать 3 раза в день по полстакана. Курс – 1,5 месяца. Действие сбора обычно начинает проявляться через 8–10 дней. Становится ритмичным сердцебиение, восстанавливается сон.

Комментарий эксперта

Ольга Донецкая, врач-кардиолог

Эти травы и настои из них полезны не для лечения больного сердца, а для профилактики заболеваний сердца. Если кардиограмма показывает изменения в работе сердца, даже незначительные, необходимо обязательно обратиться к кардиологу, чтобы узнать, надо ли принимать лекарства или можно обойтись травами, физкультурой и диетой.

Она обнаружила, что лучшее средство от тоски — это мысленно представлять себе что-то такое, что дает тебе ощущение собственной силы.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Каким был лучший комплимент, который ты слышал от женщины? Лучшее, что может сказать тебе женщина – это то, что она тебя любит.

Роберт Паттинсон (30+)

Настоящая цель — это не то, что не дает уснуть ночью, а то, что заставляет встать рано утром с постели.

Неизвестный автор (1000+)

Гораздо более важно то, что ты думаешь о самом себе, чем то, что другие думают о тебе.

Луций Анней Сенека (100+)

Ревность — что шведские спички, загораются только от собственной коробки.

Любовь во время чумы (Габриэль Гарсиа Маркес) (30+)

Лучшее средство ухода за собой — уход от тех, кто тебя не любит.

Неизвестный автор (1000+)

Взаимность — это, наверное, самое лучшее, что может произойти с человеком.

Антон Чехов (100+)

Отдавай миру лучшее, что у тебя есть, и лучшее устремится обратно к тебе.

Шри Чинмой (10+)

Мужчина, дающий женщине ощущение, что она ему необходима, конкурентов не имеет.

Неизвестный автор (1000+)

Семья — это лучшее, что у нас есть.

Неизвестный автор (1000+)

Такое ощущение, что Бабье Лето загуляло с Дедом Морозом!

Неизвестный автор (1000+)

Новости: Тоска как средство от тоски — Эксперт

— К нам ходил один мальчик с ДЦП, все время падал, каждую минуту, — вспоминает Ирина Комаровская. — У него был красивый голос. И он мечтал танцевать вальс. Мы очень много занимались, чтобы он мог достичь своей мечты. Он был очень счастлив. Побежал как-то раз к бабушке, которая привела его на занятия, и радостно закричал: «Бабушка, бабушка, я буду танцевать вальс!» На что бабушка с изумлением произнесла: «Ты? На своих кривульках»? Мальчик, который был похож на распустившийся цветок, вдруг превратился в замерзшее растение, закоченел и скукожился. Хорошо, что я была рядом. Я важно и гордо сказала: «Да, он будет танцевать вальс. У него это очень хорошо получается». И мальчик снова стал расцветать и оттаивать. И он действительно станцевал! Мы поставили танец так, чтобы его особенности не были заметны зрителям. Однажды на занятии он упал. И я так удивилась этому. Потому что уже даже забыла, что он когда-то падал каждую минуту. И поэтому само падение казалось чем-то из ряда вон выходящим.

Сколько себя помню, я всегда любила петь. У меня были хорошие музыкальные данные. А любовь именно к оперному пению появилась лет в тринадцать. Тогда я впервые прочла книгу Шаляпина «Маска и душа.Страницы из моей жизни». Помню, опера настолько в меня проникла, так меня захватила, что пришла четкая мысль: это то, чем хочу жить. Мне была прямая дорога в Минский институт культуры. И вот как-то, уже после его окончания, проездом я оказалась в Москве. И увидела объявление, что именно сегодня состоится прослушивание  на одном из вокальных факультетов столицы. Я как была во всем дорожном, так и пошла на это прослушивание. Что сказать — я поразила экзаменаторов и поступила. Так я оказалась в Москве. Но мне было уже 24 года. Для оперы это возраст. Я очень переживала, сомневалась, правильно ли делаю. В Минске у меня все было достаточно благополучно: однокомнатная квартира в хорошем районе, работа в архиерейском хоре кафедрального собора; кроме того, я работала в сельской школе. Когда я ехала в Москву, почти никто в меня не верил, смеялись, крутили пальцем у виска. За исключением нескольких человек. Одна сокурсница дала мне приличную сумму денег и сказала: «Я мечтала уехать, у меня не получилось, пусть у тебя получится!» До сих пор вспоминаю ее доброе напутствие.

Общежития при моем вузе не было, денег, чтобы оплатить учебу, — тоже. Получить регистрацию практически невозможно. А без нее не устроиться на работу. Но все складывалось невероятно. Я решаю сдать квартиру в Минске по самой высокой цене и прошу всю сумму сразу за год. И, представьте себе, находится такой человек!

Чтобы обеспечить себе нормальную жизнь, я чудом, в паре с моей сокурсницей-москвичкой, устроилась уборщицей в музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. Меня и взяли-то потому только, что сначала подумали, будто я тоже москвичка. Кроме хорошей зарплаты, благодаря нескольким ставкам, у меня была возможность с утра до ночи сидеть на всех репетициях. На оркестровых, хоровых, балетных, оперных. Колоратурную технику я освоила, смотря балетные репетиции. Это чувство легкости, куража — оттуда.

Я много работала, у меня все время болели руки. Зимой по щиколотку в снежном месиве, на сквозняке убирала коридоры. Певица-уборщица! На сцене я блистаю в красивом платье, улыбаюсь. А потом переодеваюсь — и мою пол. Физически было очень тяжело. Но я была счастлива. И у меня абсолютно не было ни депрессии, ни раздражения или жалости к себе. Я все время радовалась и пела.

Потом в театре за мной закрепили участок для уборки — большое фойе перед зрительным залом. И когда днем я убирала это фойе, то очень часто представляла себя Золушкой. У меня была большая швабра с намотанной на нее тряпкой, а из репетиционных балетных залов доносилась музыка. И вот я орудую тряпкой и танцую. Вроде взрослая уже, но осталась такая, знаете, детскость, что ли, открытость в душе.

К сожалению, с учебой было не все так радужно. Испортился голос. К третьему курсу я так пищала, что во время очередного концерта ко мне подошла одна студентка-художница и сказала: «Ира, бросай вокал, тебе уже ничего не поможет». Я это и сама слышала и понимала.

Для меня это была трагедия. Ведь мой смысл жизни — пение. Безысходность наваливалась. Думалось, ну зачем нужно было приезжать в эту Москву?

Но мне помогла моя мечта. Я хотела петь, чтобы сделать мир лучше. Мне хотелось изменить мир. Я упорно искала возможность все исправить, восстановить голос. И в какой-то момент Валентина Ивановна, моя преподавательница, разрешила мне петь все, что хочу. И я начала петь Тоску, Дездемону, Аиду, Чио-Чио Сан… Благодаря этим крепким партиям голос стал возвращаться.

В начале пятого курса мне предложили прослушивание в новом театре «Амадей». Я так обрадовалась! Пришла туда, спела, и мне сказали: «Все, давай учи Вторую даму из “Волшебной флейты”, через две недели спектакль». И я выучила все сложные ансамбли на немецком.

На пятом курсе я оказалась у Рафаэля Владимировича Сирикяна. У него научилась той системе упражнений, которую использую сейчас как основу для своих занятий. Она уникальная, ведь все мои ученики достигают великолепных результатов за очень короткий период.

Через несколько месяцев я выучила партию Царицы ночи. Во многом благодаря этой партии сложилась моя карьера. Я попала в Московскую государственную академическую филармонию. Сначала как приглашенная солистка, а потом меня взяли и в штат. Сотрудничала с Большим театром национальной оперы Беларуси. Была директором театра «Феста ди Воче», продолжала сотрудничество с театром «Амадей». И даже поставила там спектакль по своему сценарию «Играем в оперу». Но, несмотря на успешную карьеру, я понимала, что эта деятельность не совпадает с моим внутренним мироощущением. Хотелось чего-то большего, понимаете? И тут мне на помощь пришла работа с детьми-инвалидами.

Вообще говоря, детскую музыкальную студию мы создали еще при театре «Феста ди Воче». Я познакомилась с руководителем общества инвалидов, и мы договорились так: дети в нашу студию ходят бесплатно, а мы, тоже бесплатно, репетируем в их помещении. Очень скоро стало понятно, что занятия в студии очень важны для детей, которые имеют проблемы со здоровьем. Я увидела, что эти дети внутренне очень одиноки. Увидела, что всем им не хватает тактильности, объятий, любви, в конце концов. У нас же была такая теплая семейная атмосфера, было принято обниматься, даже целовать в макушку.

Помню, когда я только начинала работать в студии, на занятия приводили девочку четырех с половиной лет. У нее не работала левая рука из-за ДЦП. Девочка была такая маленькая и пугливая, потому что никогда раньше не слезала с маминых рук и очень боялась общаться с другими детьми. И когда ее запускали в репетиционную комнату, она забивалась под большое кресло и там сидела. А я старалась сделать так, чтобы дети с особенностями занимались со здоровыми детьми наравне. И через пару месяцев эта девочка не только выучила все песенки, но и достигла успехов в хореографии. На одном из уроков, когда учили танец, у нее вдруг поднялась левая рука. А врачи говорили, что рука никогда не будет двигаться. Поверьте, это было настоящее чудо.

Постепенно из этой детской студии образовался детский музыкальный театр. Я очень хотела его зарегистрировать. Меня кормили обещаниями. А когда мы все-таки стали получать гранты, закупили много дорогого оборудования и поставили один спектакль, меня просто не пустили в зал, закрыв передо мной дверь. Я осталась без всего. Такие вот дела.

Ну, и пусть, сказала я себе, ведь вместе со мной остались дети. И мы начали все сначала, сняв помещение. Дело шло ни шатко не валко, но вдруг нас попросили выступить с нашим спектаклем «Маленький принц» на благотворительном вечере. И это стало мощным толчком. Когда ты ставишь перед собой высокую и правильную цель, все начинает вокруг тебя работать. Мы восстановили «Маленького принца» за три недели. Полностью. Абсолютно все. Все декорации, костюмы — главных героев, кордебалета, роз. «Маленький принц» — это же множество персонажей. У нас там были и танцы звезд, и танец бутылок. Почти всех персонажей, кроме летчика, играли дети. Слова и музыку всех песен я написала сама. Мама одолжила мне 200 долларов на костюмы. А папа сделал из фанеры самолетик по моим эскизам, а также стол, стул и окно.

Так началась жизнь детского музыкального театра «Волшебная флейта». Через год нам повезло еще больше: замечательный фонд «Филантроп» взял нас под свою крышу. Мы работали не покладая рук, и со временем некоторые мои ученики достигли столь высокого уровня пения, что мы решили поставить «Волшебную флейту» Моцарта.

Иногда сторонние наблюдатели удивляются, видя вокруг меня много людей, которые любят петь оперу: ведь сейчас это, прямо скажем, не очень популярный вид искусства. Думаю, это потому, что я сама очень люблю оперу и любовь во мне настолько сильна, что она передается окружающим.

Очень жаль только, что пришлось закрыть детское отделение инклюзивного театра «Волшебная флейта». Я просто устала держать его на плаву за счет собственных денег — платить балетмейстеру, шить костюмы и прочее. А людей, которые могли бы найти спонсоров, рядом не оказалось.

Я протянула этот театр девять лет. Что запомнилось больше всего? Например, как две мои воспитанницы, Зоя и Галя, обрели внутреннюю свободу, как для них распахнулся мир. Если раньше приходилось собирать в кулак все свое терпение, чтобы Галю дослушать — так медленно она говорила, — то теперь ее иногда просто не остановишь. Она занялась журналистикой. Мало того, она не могла ездить куда-то сама, без помощи, а о поездке в метро и разговора не шло. Теперь же бегает так, что я ее называю марафонцем.

И вот когда я думаю обо всех людях, которым помогли наши занятия, это дает силы жить в трудные минуты. Бессонные ночи, работа сутками напролет, безденежье, отсутствие помощи, — все это обретает смысл, когда ты видишь такие результаты.

Лечит ли пение, способствует ли реабилитации? Вообще реабилитация — не самоцель. Просто так получается, что когда ты сам стремишься к доброте, справедливости, то невольно меняешь и тех людей, которые рядом с тобой. Как говорил Серафим Саровский, спасись сам — и тысячи вокруг спасутся. Сам по себе вокал не исцеляет. Исцеляет пение с определенными эмоциями, если ты вкладываешь в него любовь, высокие чувства. Сейчас такая жизнь, что места для прекрасного, возвышенного и утонченного почти не осталось. А у нас это еще можно найти. Конечно, не всех учеников, но кого-то обязательно это зацепит и приведет к внутренним изменениям.

Лечит ли пение, способствует ли реабилитации? Вообще реабилитация — не самоцель. Просто так получается, что когда ты сам стремишься к доброте, справедливости, то невольно меняешь людей, которые рядом с тобой

Через какое-то время о нас узнали в культурном центре «Новослободский» и предложили создать при нем музыкальный театр. Так начался новый этап моей жизни — появился Музыкальный театр Ирины Комаровской.

За два года мы выступили на Дне Москвы, поставили три оперы, съездили на гастроли в Вену, где показали «Волшебную флейту», в Тверь, где с большим успехом и аншлагом сыграли «Евгения Онегина»… Кроме того, мы создали оркестр при театре. А сейчас к нам подтягиваются профессионалы. Они увидели, что у нас очень хороший театр. И стали складываться две труппы: профессиональная и любительская.

Еще мы активно занимаемся благотворительностью. Патронируем детский дом в Калужской области. Недавно стали выступать в хосписах. Это вышло в общем случайно. В прошлом году мы поставили «Бастьена и Бастьенну», затем в социальной сети я увидела объявление о том, что Зеленоградский хоспис нуждается в поддержке. Мы решили выступить там с этой постановкой. Всем понравилось, нас стали приглашать в другие места. Так мы выступали уже в четырех хосписах, в некоторых неоднократно.

Было ли тяжело морально? Лично мне — нет. Потому что я человек верующий. У меня мама умерла от рака. Когда приезжаю в хосписы, то всегда стараюсь быть в приподнятом настроении, с хорошими эмоциями — знаю, что тяжелых эмоций у них и так хватает. А надо человека, наоборот, переключить, важно его поддержать.

Еще я хочу создать реабилитационный центр для людей с ДЦП. Дети, подростки и молодежь будут в течение определенного времени жить там бесплатно — в домиках со всем необходимым. Будут учиться бытовым премудростям: стирать, мыть полы, готовить. Другими словами, делать все сами. Я заметила, что родители чересчур опекают таких детей, руководят их жизнью, решают, что делать, и те в большинстве случаев оказываются неприспособленными к самостоятельной жизни.

И, конечно же, в этом центре они будут учиться петь, танцевать, заниматься сценической речью и ставить спектакли. Да, вот такая у меня мечта.

Средства от тоски

О борьбе с плохим настроением часто и много пишут в различных изданиях, а особенно любят давать советы подобного рода дамские журналы. Как правило, набор этих советов сводится к схеме: шопинг – шейпинг – ванна с эфирными маслами. Что и говорить, особенно ценными такие рекомендации станут для той читательницы, которая купила журнал на последние деньги, польстившись на заглавие «Как избавиться от депрессии», гордо красующееся на обложке. Мало того, ту женщину, которая, не пожалев денег, все же воспользуется предложенными советами, скорее всего, ждет неминуемое разочарование. Тоска отойдет на время, чтобы потом яростно наброситься снова.

Я, вооружившись личным опытом, решила дать вам несколько советов по борьбе с плохим настроением. Советы эти не претендуют на универсальность — у каждого свои причины для тоски. Но все-таки они заслуживают того, чтобы к ним прислушались: неоднократно они помогали. И денег при этом потрачено было совсем немного.

Совет № 1. Обратите внимание на людей, окружающих вас. Только не для того, чтобы начать исполнять слабо утешающую и исполненную скрытого цинизма песню «Ну, по сравнению с N. я вообще счастливица…». Вам стоит чем-нибудь помочь N. Да-да, вы не ослышались. Нужно помочь тому, кому, как вам кажется, хуже, чем вам.

Подумайте, как это сделать, – ваш поступок должен быть благородным, а не унижающим чье-то достоинство. Это не должна быть копейка (или даже сторублевка), брошенная в шапку нищего. Нет, к примеру, просто выслушайте вашу подругу, которую бросил парень (обычно, когда она звонит и начинает рыдать в трубку, вы ссылаетесь на дела и быстренько сворачиваете разговор), или даже подарите ей то ваше платье, которое ей так нравилось. Она будет рада. Вы тоже. Проверено на себе.

Совет № 2. Среди ваших знакомых есть не только те, кому тяжело, но, наверняка, и те, кто, как вам кажется, вполне доволен жизнью, – есть счастливые. Вместо того чтобы им завидовать (или, что еще хуже, злорадно думать: «Ничего, счастье не вечно! Скоро и тебе станет плохо!»), порадуйтесь за них: пообщайтесь с ними, зарядитесь их светлыми эмоциями. Лучше всего для такой цели подходят счастливые влюбленные или дети. Одна моя знакомая присматривает иногда за сыном подруги. «Мы вместе с Данькой смотрим мультики, — рассказывает она. — Бывает, так хохочем, что у меня живот потом болит! Это так здорово!».

Совет № 3. Если есть возможность – погуляйте на природе. Просто часок побродите по парку или лесу — спокойненько, не торопясь. При этом старайтесь ни о чем не думать или думайте о какой-нибудь чепухе. Можете слушать плеер с любимой музыкой. И дышите глубже…

Совет № 4. Очень важны физическая активность и внимание к своему телу. Этот совет неслучайно упоминается автором в конце списка. Обычно именно ему уделяют большое внимание другие советчики по борьбе с плохим настроением. И хотя наличие взаимосвязи между душевными проблемами и физическим состоянием человека несомненно, преувеличивать эту взаимосвязь не следует. Например, если мы больны гриппом, то очевидна необходимость принимать лекарства – никто еще не советовал лечить грипп песнями или анекдотами (хотя почему бы не попробовать?), однако все напропалую советуют лечить плохое настроение занятиями в спортзале или ваннами с морской солью. Тем не менее – и этот совет ценен. Правда, только в сочетании с предыдущими.

Кстати, отличнейшим комплексным упражнением для тела и души является генеральная уборка. Начинаешь её обычно в угнетенном состоянии духа, а заканчиваешь с гордостью триумфатора. Находясь в чистом, красивом помещении, чувствуешь себя счастливее, чем в той берлоге неудачника, которую представляла собой твоя квартира до уборки. Дом чувств – душа, дом души – тело, дом тела – жилье. И везде должно быть чисто, помните об этом.

Несколько слов в заключение. Не пытайтесь избавиться от тоски, жалуясь на неё всем окружающим, – это ловушка: часто при тоске создается иллюзия, что, стоит выплеснуть свои эмоции, и все снова станет нормально. На самом же деле зачастую тоска неисчерпаема. Она как тот горшочек с кашей из сказки братьев Гримм – вы рискуете затопить ей все ваше окружение и в конце концов лишиться друзей.

И последний совет – на крайний случай – если тоска не отпускает или отпускает не на долго, значит, корни её уходят очень глубоко (и, скорее всего, у вас уже депрессия – а это намного серьёзнее). В таком случае её не стоит лечить, прибегая к журнальным советам, обратитесь к специалисту (психологу), а если вы религиозны – то и к священнику (желательно – вашему духовному отцу).

Хотелось бы закончить статью оптимистичным лозунгом вроде «Все будет хорошо!», но это было бы не очень честно. Потому что все будет так, как сделаете вы сами.

Нашли ошибку? Cообщить об ошибке можно, выделив ее и нажав Ctrl+Enter

Лучшее лекарство от тоски — отзыв о Out of the Blue Capsis Elite Resort, Агия-Пелагия, Греция

Мы долго выбирали место где провести медовый месяц, и после десятков пересмотренных вариантов решили отправится в Грецию. Наш менеджер предложил Капсис. Факторов было много: свой пляж, зеленая территория ботанического сада, хорошее питание, звездность отеля — в общем ничего не предвещало беды. Вот, что мы получили на самом деле) Стоимость нашего тура 4000€. (По раннему бронированию)Это самое дешевое размещение +НВ.

По приезду в силу того, что мы молодожены нам сделали апгрейт: номер на -1 этаже с выходом к бассейну на 15 номеров. В номере естественно сильно пахнет сыростью. Что поразило — в ванной нет дверей. Есть дверь в туалет, но там нет вытяжки, поэтому все «ароматы» неизбежно попадут в номер.. сам номер норм, убирают, полотенца меняют, воду дают. Табличка do not disturb нами найдена не была, а горничные очень любят тут «врываться» в закрытый на замок номер без стука ( бесит страшно ) + в номере Нет никаких ванных принадлежностей, ни ватных тампонов , ни ушных палочек. Банка с гелем для душа и шампунем 2 в 1…..
НО БОЛЬШЕ ВСЕГО огорчил ресторан. Во-первых грязно. Грязные подушки на стульях, грязные столы, потяганные приборы, на столах нет салфеток, зубочисток. Еда очень среднячковая. Вроде много видов мяса — но не вкусно. Из морепродуктов иногда есть филе размороженной рыбы плавающие в каком-то соусе, и куски осьминога тоже в соусе перце еще чем-то. Ну и по классике: макароны, подвявшая фри, овощи на пару из пакетиков. «Свежие» овощи — сухие и безвкусные( из фруктов: арбуз, дыня. Делают еще нарезочки яблоко, слива, персик, киви, апельсин. Да, есть сыры, оливки, всякие греческие штуки, которые мы не едим) Сладкое и выпечка — вкусно. На ужине взяли 2 стакана колы — принесли счет на 7 евро. Или нам красиво расписали, или это тут норма, но питание нас РАЗОЧАРОВАЛО.

Что радует — очень красивое море. Чистейшее. Пляж маленький, большая часть отведена для эксклюзивных лежаков под дорогие номера, но в принципе хватает. Лежаки везде в принципе потяганные, но нам это не особо мешало. Есть еще вариант купаться с понтона, но из-за шторма там разнесло лестницу, которую никто не чинил, поэтому его просто закрыли
Много семей с детьми, много иностранцев. В общем отель новизной чистотой и блеском «не пахнет», и впечатление лакшери (если кто вдруг надеялся) не оставляет
Это наш первый опыт с Грецией. Можем сравнивать только с другими странами в которых были, но возвращаться в этот отель точно не будем)

Вода от тоски • Arzamas

Автор Мария Пироговская

«Снять тоску. Нужно взять в какую-либо посудину воды из трех ручьев. Наливают ее ковшом, перекрестившись прежде всего три раза. Зачер­пывают воду по теченью, считая ковши так: не раз, не два, не три… не девять… (всего 27 ковшей, то есть три раза по девяти). Нужно ста­раться брать столько воды в ковшик, чтобы в эти 27 раз наполнить ровно половину посудины. Если же кажется больше или меньше, то выливается вон, наотмашь, говоря: тьфу ты окаянная сила! Если же налилось как раз до половины, то становятся на развязанной веник и обливаются этой водой, произнося следующие слова: „Стану я млада на шелков веник белым телом, белой грудью, черными бровями, яс­ными очами, ретивым сердцем, слабыми мыслями, попрошу я серого зайка: прибежал бы ко мне серый заюшко, снял бы с меня тоску-кру­чину-печаль и понес бы он ее в чистое поле, и спустил бы ее по буйному ветру, разнесло бы ее по разным городам, и вложил бы ее рабу Божию (имярек), об ком я млада кручинна тоскую“».

Петр Ефименко. «Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии» (1877–1878) 

Русские любовные заговоры — «присушки» и «отсушки», которые должны были вызвать страстную любовь или, напротив, охлаждение, — популярный жанр, имеющий параллели в античных и европейских традициях. Как правило, любовная магия практиковалась в двух случаях: при заключении брака (чтобы обеспечить крепость семейных уз и плодовитость пары) и для достижения взаимности вне брака. Второй тип любовных заговоров изначально был исклю­чительно мужским: таким способом мужчины пытались склонить девушек к адюльтеру. Однако в XIX веке появляются и женские «присушки». Это гово­рит о том, что крестьянки и мещанки (а именно низшие сословия были глав­ными потребителями заговоров) стали более активными, самостоятельными — и грамотными, способными не только выучить наизусть короткую присушку, но и порой переписать на бумажку довольно длинный текст со сложными формулами  А. Л. Топорков. Заговоры в русской руко­писной традиции XV—XIX веков: История, символика, поэтика. М., 2005..

Большинство русских любовных заговоров трактовало любовь как огонь, сжигающий человека; но иногда магические тексты оперировали термином «тоска», который придавал всем описываемым манипуляциям полумедицин­ский характер. Как и некоторые другие болезни, в том числе колдовского про­исхождения (например, порчу или икоту), тоску старались смыть водой или сбросить на какой-нибудь предмет. В приводимом заговоре этой цели служит ритуальное омовение из ковшика, которое сопровождается «черными» отри­цательными формулами и требует особой точности действий. Вода, собранная по течению, и развязанный веник материализуют «расторжение» любовной связи, а тоску подхватывает ветер, чтобы наслать ее на мужчину. В мужских присушках именно ветер или вихрь насылает тоску или сжигающую страсть на несговорчивую девицу: 

«Присушать девицу… И тут я, раб Божий (имя­рек), помолюсь им и поклонюсь: о, вы есть 70 буйных ветров, и 70 вихоров, и 70 ветро­вич, и 70 вихорович, не ходите вы на святую Русь зеленого лесу ломать, из корени вон воротить и пещеры каменные розжигать, подьте вы, разожгите у рабы Божией (имярек) белое тело, ретивое сердцо, памятную думу, черную печень, горячую кровь, жилы и су­ставы, и всю ей, чтобы она, раба Божия (имярек), не могла бы ни жить, ни быть, ни пить, ни исть, ни слова говорить, ни речи творить без меня, раба Божия (имярек)…».

Этот мезенский заговор можно интерпре­тировать как переворачивание привычных ролей. Став объектом магического воздей­ствия со стороны мужчины, женщина смывает свою тоску и отправляет ее обратно.

Средство от тоски и усталости: как собирают самый полезный чай в Сочи

Гости города-курорта Сочи довольно часто интересуются местным чаем и этапами его производства. Однако далеко не все знают, что зеленый чай из этой местности может заменить популярную японскую сенчу, а некоторые сорта напитка имеют легкий аромат водорослей. Все тонкости сбора и изготовления чая на Черноморском побережье в интервью ФБА «Экономика сегодня» рассказал председатель совета директоров ГК «Мацеста чай» Константин Туршу.

— Какое оборудование установлено на фабрике? Используете Вы ли зарубежные технологии в производстве чая?

— ГК «Мацеста чай» — самое крупное в России предприятие чаеводства с полным производственным циклом: от выращивания чайного листа до производства готового продукта. Компания ведет свою историю с 1947 года, когда в окрестностях Сочи были заложены первые плантации. Благодаря тому, что на Мацесте появились цеха для переработки и фасовки чая, предприятие приобрело значительное конкурентное преимущество: для производства чая, особенно зеленого, важно, чтобы лист направлялся на переработку сразу после сбора.

На Мацестинской чайной фабрике производится черный и зеленый чай. Первый сорт изготавливают по традиционной, ортодоксальной технологии, которая предусматривает завяливание, скручивание, ферментацию, сушку. Зеленый чай не ферментируется, производится на уникальной автоматизированной линии фирмы Terada по японской технологии, отличительная черта которой — пропаривание. 

Уникальная технология пропаривания позволяет сохранять максимум витаминов и антиоксидантов. В результате этого процесса зеленый чай имеет легкий аромат водорослей, который дает рибофлавин (витамин B2). Согласно заключению экспертов, зеленый мацестинский чай по своим качественным показателям имеет сходство только с японским чаем сенча, которому также свойственен настой светло-оливкового цвета и нежный рыбный аромат.

Год назад предприятием было закуплено еще несколько машин японской фирмы Yamamasu, что позволило полностью автоматизировать процесс очистки готового сырья от черешка и гарантировать стабильно высокое качество готовой продукции. В цехе автоматизированной фасовки установлено современное немецкое и чешское оборудование. Как видно, в силу того, что чаеводство в России — уникальная отрасль, вся техника закупается за рубежом.

 СМИ ранее писали о планах фабрики по увеличению своей площади почти вдвое — до 170 га. За счет каких процессов это возможно? И в какие сроки произойдет увеличение площади Вашей чайной фабрики?

— Группа компаний «Мацеста чай» ежегодно восстанавливает порядка 25 га чайных плантаций. За последние пять лет было реконструировано порядка 80 га территорий. Через несколько лет эти площади будут запущены в сельскохозяйственный оборот, и объем валового сбора чайного листа значительно увеличится.

Тяжелый физический труд по очистке плантаций выполняется вручную, так как сложный рельеф не позволяет пройти технике. Приходится корчевать деревья и кустарники, которые успели вырасти за 25 лет. На восстановленных площадях проводятся уходные работы в течение пяти-шести лет до ввода их в сельскохозяйственный оборот. То есть увеличение листосборных площадей происходит поэтапно. В этом году на плантации размером 6 га, которая была очищена в 2016 году, уже начат ручной и механизированный сбор.

— Возмещает ли краевой бюджет часть затрат на поддержание Ваших плантаций или оборудование? 

— Закон о развитии чаеводства на территории Краснодарского края предусматривает субсидирование части расходов только на восстановление плантаций в размере 80%. То есть предприятие сначала вкладывает средства на реконструкцию, спустя год минсельхоз Краснодарского края принимает к рассмотрению заявку на возмещение части затрат. Однако на текущий момент хозяйства отказались от использования субсидий.

— Как охарактеризуете сезон по сбору чая этого года? Каково его качество? 

— В этом году в горных районах Сочи выпал обильный снег. Снежное укрытие приносит большую пользу чайным растениям: оно защищает почву от охлаждения и промерзания, а также от вредителей, которые не выживают при низких температурах. Благодаря этому нам не нужно использовать какие-либо препараты для борьбы с ними. 

За обильным снегопадом последовала холодная весна, из-за которой график сбора и уходных работ сдвинулся на календарный месяц. Небольшой сдвиг по срокам сбора не сказался на качестве чая. В этом сезоне много влаги, которую любит чай, это значит, что вегетация продолжится и чайные флеши будут расти более нежными, чем в засушливое лето.

— Как собирают листья чая? И сколько можно собрать за один рабочий день? 

— С куста для производства продукта мы срываем только верхние, самые молодые и нежные листья. В Мацестинском хозяйстве применяют два способа сбора листа — ручной и механизированный. При ручном сборе девушки, женщины проходят по рядам и руками собирают флеши из два-три листа с типсой (почкой). Ручной сбор отличают однородность и высокое качество собранного сырья. Один чаевод вручную собирает примерно 20-50 кг чайного листа. Вкусо-ароматические характеристики такого напитка оцениваются очень высоко, и понятно, что он не может быть дешевым.

Также используется более продуктивный способ сбора — механизированный. Два чаевода проходят по бокам чайной шпалеры и с помощью чаесборочных машинок срезают верхние листья. В этом случае качество сырья также получается хорошим. Тракторный сбор у нас не применяется.

Чаеводы начинают работать в половине пятого утра, когда еще солнце не так активно. Труд чаевода достаточно тяжелый. Механизированный сбор одной пары рабочих обеспечивает за смену 400-450 кг чайного листа.

— Журналисты писали о том, что санаторно-курортная отрасль Сочи будет помогать сочинским чаеводам в продвижении продукции. У Вас уже есть подобные планы?

— Сегодня всем управляет рынок. Крупнейшие производители предлагают отельерам цену в 17 копеек за пакетик чая, которую мы не можем себе позволить. Себестоимость российского чая выше, чем, например, индийского. Тем не менее мы сотрудничаем со многими отелями и санаториями Краснодарского края, поставляя им как готовую продукцию, так и чайные купажные смеси по запросу.

Для производителей большой поддержкой была бы помощь в реализации продукции. Проблема в том, что на всем черноморском побережье в торговых точках присутствует большое количество контрафактной продукции с наименованием «Краснодарский чай», которая вводит потребителя в заблуждение, наносит ущерб добросовестным производителям и губит репутацию бренда. Несколько лет подряд Ассоциация производителей Краснодарского чая обращалась в администрацию Сочи с просьбой предоставить в аренду небольшую площадь для установки торговых павильонов, где чаеводческие хозяйства могли бы предложить жителям и гостям курорта качественную чайную продукцию. Но все обещания остались только на словах. 

— Какими уникальными свойствами для здоровья обладает выращенный на Вашей фабрике чай?

— В мацестинском чае больше танинов и экстрактивных веществ, что формирует его вкусо-ароматические свойства. Черный мацестинский чай без преувеличения можно назвать полным букетом. По мнению экспертов-титестеров, чай имеет густой медно-красный яркий прозрачный настой, крепкий, насыщенный вкус с оттенком шоколада, карамельным привкусом. В отличие от мировых аналогов, этот черный чай обладает длительным приятным послевкусием.

Зеленый «Мацеста чай» также идеален для любого времени суток, не требует добавления сахара. Он обладает большим содержанием витаминов и антиоксидантов, поэтому эффективен для профилактики онкологии. Натуральный зеленый чай — отличное средство от депрессии, тоски и усталости. Он хорошо тонизирует и нормализует давление. По содержанию витамина Р чай не имеет себе равных в растительном мире. Также в зеленом чае имеется большое количество витамина С — в четыре раза больше, чем в соке лимона и апельсина.

Источник: https://rueconomics.ru/540636-sredstvo-ot-toski-i-ustalosti-kak-sobirayut-samyi-poleznyi-chai-v-soch…

Лечение меланхолии в домашних условиях

Неврология. 2013 30 апреля; 80 (18): 1710–1714.

Теоретическая мудрость и мрачная реальность в карьере Э.С. Сегина

Из Медицинского центра Университета Раша (C.G.G.), Чикаго, Иллинойс; и Школа медицины и наук о здоровье (D.H.H.), Университет Джорджа Вашингтона, Вашингтон, округ Колумбия.

Автор, ответственный за переписку. Для получения полной информации перейдите на сайт Neurology.org. Информация о финансировании и раскрытия, которые авторы сочтут актуальными, если таковые имеются, приведены в конце статьи.

Поступило 27 сентября 2012 г .; Принято 22 января 2013 г.

Авторское право © Американская академия неврологии, 2013 г.
Дополнительные материалы

Дополнение к данным

GUID: 5A1930AE-D42B-4A7C-A738-9C8BD9A9A9AA

GUID: 90DDB2EE-5A6E-4311-85BD-421F0842559B

Abstract

Э.К. Сегин был одним из первых влиятельных неврологов XIX века, которые участвовали в развитии неврологии как специальности в Соединенных Штатах.Сегуин родился во Франции, но с раннего детства вырос в Соединенных Штатах. Он широко публиковался, развил широко известную практику в Нью-Йорке и был назван клиническим профессором болезней психики и нервной системы в Колледже врачей и хирургов (Нью-Йорк). Йорк) в 1874 году. Типично для той эпохи, он изучал неврологические расстройства, а также несколько состояний, которые сегодня будут рассматриваться в сфере психиатрии. Одна из его основополагающих работ была озаглавлена ​​«Лечение легких случаев меланхолии в домашних условиях» (1876 г.).В отличие от широко распространенной практики изоляции пациентов либо в домах для отдыха, либо в приютах, Сегин ввел и формализовал лечение депрессии в домашних условиях. На этом академическом фоне Сегин вернулся домой 31 октября 1882 года и обнаружил, что его собственная жена, страдающая давней депрессией и лечившаяся дома, покончила жизнь самоубийством после убийства их троих детей. Мрачная дихотомия между уверенно написанным документом и реальностью неудачного лечения — это неврологический урок смирения в отношении болезней и их непредсказуемых исходов.

Эдвард Констант Сегин (1843–1898) был известным неврологом XIX века в Нью-Йорке. 1 , 2 Он был одним из первых американских профессоров неврологии и одним из основателей Американской неврологической ассоциации. 3 , 4 Типично для того периода, Сегин лечил пациентов с неврологическими и психиатрическими диагнозами. В одной из его самых важных статей, 5 «Лечение легких случаев меланхолии в домашних условиях» (1876 г.), было оправдано содержание некоторых пациентов с депрессией в безопасных семейных условиях, а не обычно пропагандируемый подход изоляции. либо в домах отдыха, либо в приютах.Двенадцать лет спустя Сегин столкнулся со своей личной медицинской трагедией, когда его жена, пережив депрессивные эпизоды, убила своих троих маленьких детей и покончила жизнь самоубийством дома. 6 В этой статье обсуждается мрачная дихотомия между академической мудростью и личными ошибочными суждениями на особенно ярком, даже сенсационном примере из раннего неврологического анамнеза.

СЕГИН, НЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ СПЕЦИАЛИСТ

Э.С. Сеген родился в Париже в 1843 году и в детстве переехал с семьей в Соединенные Штаты. 1 Его отец, Эдуард О. Сеген, был признанным международным медицинским авторитетом в области нарушений развития. 2 В 1864 году Сегин окончил Колледж врачей и хирургов, позже медицинскую школу Колумбийского университета (приложение e-1.1 на Neurology ® веб-сайт www.neurology.org 7 11 ). Сегин был известен своими тщательно детализированными методами наблюдения и документирования. 2 Он разработал активную учебную программу в Колледже врачей и хирургов, привлек преданных последователей пациентов и вошел в иерархию медицины Нью-Йорка. Он был одним из основателей и одним из первых президентов Американской неврологической ассоциации.

ЛЕЧЕНИЕ ЛЕГКИХ СЛУЧАЕВ МЕЛАНХОЛИИ В ДОМЕ

Работа Сегина охватывала несколько областей, которые сегодня были бы отнесены к психиатрии, хотя в то время развивающаяся область неврологии все еще имела дело с такими сущностями. 12 , 13 В 1876 году он опубликовал «Лечение легких случаев меланхолии в домашних условиях», 5 , в котором описывались пациенты с депрессией, которые лечились дома с помощью поддерживающего семейного наблюдения и руководства опытного врача вместо обычного. прием в приюты или частные дома отдыха. Сегин обобщил объединяющие особенности успешно пролеченных случаев, рекомендации по определению того, могут ли пациенты безопасно оставаться дома, а также стратегии лечения для этого варианта.Он подчеркнул, что «психическая боль» преобладала в клинической картине, когда пациенты испытывали унылое отношение с потерей интереса или уверенности в себе и «негативное состояние» вялой бездеятельности. Пациенты обычно боялись неспособности контролировать опасные импульсы или парализующей инерции, поэтому повседневная деятельность, даже еда или одевание, была чрезмерно обременительной. У некоторых испытуемых побуждения приводили к прерывистым, социально неприемлемым приступам ударов ногами или топанием.

Сегин подчеркнул, что решение лечить пациентов дома было «важным» (стр.26) и что только некоторые пациенты подходили для этого лечения. Решение выбрать эту осторожную альтернативу лечению в приюте или доме отдыха зависело не только от эмоционального состояния пациента, но и от семейных ресурсов, доступных для наблюдения за пациентом и ежедневного лечения. Три основных критерия в пользу отказа от домашнего лечения и помещения пациента в лечебный центр: сильные иллюзии или галлюцинации, серьезный отказ от еды и высокий риск самоубийства. В этих случаях была диагностирована тяжелая меланхолия, и Сегин считал, что семьи, независимо от того, насколько хорошо они организованы, не могут нести ответственность за безопасный уход за своим родственником.По его словам, эти пациенты нуждались в госпитализации для более тщательного наблюдения и, как правило, в искусственном вскармливании. Кроме того, даже если меланхолия протекала в легкой форме, если депрессия была тесно связана с нынешней домашней средой, необходимо рекомендовать перевод в лечебное учреждение.

В домашнем лечении обязательно участвовала команда из семьи, друзей и персонала, включая профессиональных медсестер, все они были скоординированы для осуществления «доброго, твердого и разумного управления» и постоянной бдительности в отношении любых подозрений в планах самоубийства.Отличительными чертами заботы врача должны быть доброта, участие и позитивное ободрение. Также можно было использовать авторитетный тон и манеру поведения, и семьи полагались на четкие указания врача, чтобы гарантировать, что пациент следит за предписанными действиями. Сегин также обсудил улучшенное питание, упражнения и тонизирующие средства, а также средства для сна, включая опиум, каннабис и алкоголь, исходя из того, что они «улучшают питание мозга, делают кровообращение в нем более активным и, таким образом, ускоряют процесс». лечение »(стр.20). Вовлеченность в деятельность имела первостепенное значение, и эти отвлечения были адаптированы к индивидуальному пациенту. Чтение вслух, игры, прогулки и ручные проекты — все это возможности, и в них должны участвовать несколько человек, которым пациент доверял: «Ваш здравый смысл и медицинские знания вместе со знанием привычек пациента помогут вам безопасно в этих вопросах» ( стр.23).

Сегин подчеркнул, что это домашнее лечение было долгим и требовало терпения со стороны врача, пациента и семьи.Кроме того, Сегин заявил, что лечение требует верного и настойчивого участия семьи и их персонала, чтобы быть успешным, предупредив врачей, что без этой привязки лекарства или врачебное лечение окажутся бесполезными.

Эссе представило и формализовало лечение, которое, вероятно, широко использовалось раньше, но без академического обсуждения. Кодифицируя свой подход, Сегин официально предоставил свой медицинский авторитет варианту, основанному на содержании психиатрических пациентов в их домашних условиях, в резком контрасте с изоляционными подходами в психиатрических больницах и отдыхом, последний отстаивал его коллега С.Вейр Митчелл. 14 Написанный с очень точной детализацией, этот трактат послужил влиятельной моделью для развивающейся области американской психиатрии и был опубликован в журналах, включая журнал Journal of Nervous and Mental Disease . 15

МИССИС. СЕГУИН И ЕЕ ТРИ ДЕТЯ: СЕНСАЦИОННОЕ УБИЙСТВО И САМОУБИЙСТВО

Хотя Сегуин никогда не упоминался в статье, он, вероятно, имел личный опыт лечения меланхолии в домашних условиях в то время, когда писал свою статью.31 октября 1882 года доктор Сегин вернулся домой после медицинского обхода и обнаружил, что его жена, Маргарет Амидон Сегуин, и трое детей умерли. О событиях, приведших к такому трагическому исходу, сообщалось в местных газетах на следующее утро и в последующих случаях по мере обнародования информации. В статье на первой полосе газеты New-York Tribune 16 (p1) от 1 ноября было сказано: на какое-то время приступы меланхолии.Днем накануне д-р Сегин навестил своих пациентов и оставил жену дома. Она навестила своего брата, доктора Роберта Амидона, в нескольких шагах от центра Нью-Йорка, и вернулась домой. Позже доктор Амидон пошел в дом своей сестры, и персонал сказал ему, что миссис Сегин забрала детей. Он пришел позже и обнаружил, что она не вернулась, и после дальнейшего допроса горничная признала, что на самом деле она не видела, как хозяйка уходила. Обыскивая дом, она заметила, что дверь дополнительной комнаты на верхнем этаже была заперта.Пинком открыв дверь, доктор Амидон обнаружил окровавленные и безжизненные тела миссис Сегин и ее трех детей в возрасте 6, 5 и 4 лет. В руке матери пистолет Remington 32 калибра был зажат тремя выстрелами. Еще два пистолета были в комнате, один из которых был использован с 11-дюймовым стволом, а другой — двуствольный «Дерринджер», заряженный, но не выпущенный. Детей связали, одели в наряды и завязали глаза. Ничего не подозревающий отец прибыл домой в 7 часов вечера и, узнав о трагедии, рухнул на стул, оставаясь безмолвным и глядя в пространство.Предсмертной записки обнаружено не было, и происхождение оружия не сообщалось (приложение e-1.2 1 ). Сам Сеген не делал публичных заявлений и полагался на своего зятя, который готовил отчеты в полицию и прессу:

Миссис Сеген в течение некоторого времени страдала приступами депрессии; в течение нескольких дней это было заметно. Я бы назвал их «хандрой», хотя некоторые врачи могут назвать эти симптомы чем-то вроде безумия. Однако, на мой взгляд, миссис Дж.У Сегена не было симптомов безумия, хотя я должен признать, что этот печальный поступок кажется безумной женщиной. Однако я никогда не считал, что моя сестра страдает безумием. 16 (p1)

Более подробная информация о мотивах, планировании или предшествующих сигналах серьезного психического заболевания не разглашается. 17 , 18 В популярной прессе было опубликовано «Преступление безумной матери» 18 с драматическим графическим изображением миссис Уэйн.Сегин в акте ее преднамеренной казни (). Доктор Уильям Уэлч, бывший студент и нынешний коллега Сегена, резюмировал иронию трагической ситуации:

Я встретил его, его жену и троих детей примерно за два дня до трагедии. Тогда они казались очень счастливыми. Это самое ужасное бедствие, о котором я когда-либо слышал — врачи еще больше ужасаются тому факту, что доктор Сегин был особенно заметным сторонником домашнего лечения душевнобольных, а не лечения в убежище, а также как сторонник неприменения ограничений.Приступы меланхолии миссис Сегуин вряд ли могли остаться незамеченными. 19

Рисунок, изображающий г-жу Сегин и ее детей в исполнении неизвестного художника, с подписью, напечатанной в National Police Gazette, New York, 1882 13

Перепечатано с разрешения National Police Gazette Enterprises, LLC.

ДИХОТОМИИ И НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ВОПРОСЫ

Из-за небольшого количества документации, касающейся семейного распорядка Сегуин, невозможно точно знать, как Сегин реализовал домашнее управление давней депрессией своей жены.Регулярные и частые ежедневные посещения брата г-жи Сегуин логически соответствуют совету Сегена о тщательном семейном надзоре. Домашний персонал внимательно относился к запертой комнате, деталь, которую можно было бы упустить из виду в домашнем хозяйстве без предписанного приказа о наблюдении. Доктор Амидон подтвердил, что, когда он обнаружил пропажу своей сестры, он сначала испугался, что она бросилась в пруд Центрального парка, предполагая наличие суицидальных опасений. В этом свете предупреждение Сегена в его статье 5 (p12) приобретает навязчивую иронию в том смысле, что серьезность болезни его жены ускользает от даже эксперта: «Я бы хотел, чтобы вы почувствовали, что каждый депрессивный пациент может совершить самоуничтожение.Я не могу вдаваться в подробности этого наблюдения и заботы; они легко придут вам в голову ».

На выбор Сегена лечить депрессивное заболевание жены дома, вероятно, повлияло его четкое знание других доступных вариантов лечения. Между 1879 и 1880 годами Сеген опубликовал жгучий многостраничный комментарий 20 (ptIV, p73) о статусе психиатрических лечебниц в Нью-Йорке, заключая: «Справедливо сказать, что при нынешнем состоянии психиатрии в Признание Америки безумной врачами, судьей или присяжными означает тюремное заключение на месяцы, годы или на всю жизнь.”Наряду с другими крупными американскими неврологами, включая Т.А. McBride, E.C. Spitzka, L.C. Грей и В.А.Хаммонд, Сегин был активным членом Нью-Йоркского неврологического общества и официального законодательного комитета штата, чтобы подать петицию правительству Нью-Йорка о реформе убежища. 20 В частном секторе было доступно несколько частных домов отдыха в США и Европе, но эти объекты были основаны на концепции полной изоляции от предыдущих социальных контактов.Учитывая очень юный возраст его детей и известность Сегена в нью-йоркском обществе, такие варианты могли рассматриваться как разрушительные и компрометирующие.

Несмотря на очевидное неверное суждение о серьезности болезни жены, Сегин не полностью прекратил публиковать материалы по психиатрическим вопросам в последние годы своей жизни. Однако в более поздних работах нет свидетельств пересмотра взглядов, и он оставался весьма критичным по отношению к убежищам, когда он анализировал состояние психиатрической помощи в психиатрических больницах после визита в Испанию. 21 Однако одна из его последних работ, 22 , представляющая собой серию эссе по лечению и лечению неврозов, позже переведенная на французский язык с предисловием Шарко, не включала обсуждения меланхолии или депрессии ( приложение e-1.3 23 ).

Неврологическое сообщество признало трагедию Сегина, и Медицинская академия Нью-Йорка опубликовала следующий номер 24 (p146) :

В то время как , Dr.Е.К. Сегин, почетный сотрудник этой Академии, был поражен домашним бедствием, настолько ошеломляющим, что парализовавшим его отчаянием, и столь раздирающим сердце, что внушало всеобщее сострадание; поэтому

Решено , Академия медицины предлагает доктору Сегину выражение своего глубокого и уважительного сочувствия и сочувствия … она будет лелеять надежду на то, что доктор Сегин сможет восстановить дух и силы, чтобы вернуться к своему домой и приступить к работе в той сфере, в которой он уже добился широкой и заслуженной славы.

В течение следующих месяцев Сегин путешествовал по Европе, но вернулся в Нью-Йорк и возобновил свою карьеру, продолжая издавать, преподавать и практиковать клиническую неврологию. Во вступительных комментариях к своему собранию сочинений, Opera Minora (1884), 25 он написал о двухлетнем переходе к работе, заявив: «В моей профессиональной жизни произошел, по-видимому, неограниченный перерыв, идея произошло из-за перепечатки моих различных медицинских работ для частного обращения.В социальном плане он также реинвестировал и женился снова, фактически дважды, и стал президентом Американской неврологической ассоциации в 1889 году. Он поддерживал активные связи с Августом Форелем и проводил время, работая с ним в Швейцарии, поддерживая с ним активную переписку. в конце 1893 года. 26

В своей последней воле и завещании, 23 , подписанном 28 августа 1896 года, за 18 месяцев до смерти, Сегин пожертвовал свои медицинские материалы Нью-Йоркской медицинской академии и колледжу врачей и хирургов в Нью-Йорке и все личное имущество его третьей жене.В документе нет упоминания об окончательной утилизации пистолетов, использованных в трагическом событии, или каких-либо предметов, связанных с его первой женой или их детьми. Он приказал похоронить его на кладбище Вудлон в Бронксе, штат Нью-Йорк, рядом с «моими горячо любимыми детьми и отцом». 23 (p1) Хотя он не упомянул свою первую жену, на самом деле она была похоронена 14 годами ранее на том же семейном участке, и его последнее пристанище было сразу рядом с ней. 27

В контексте неврологической практики и опыта личная трагедия Сегена является историческим уроком необходимого смирения современных врачей, когда они подходят к болезням с непредсказуемыми результатами.Текущие примеры того, как родители или опекуны убивают детей, а затем убивают самих себя, подчеркивают, что история Сегена не является изолированным сенсационным событием прошлого, а, напротив, является примером в неврологической и психиатрической областях пределов опыта и необходимости дальнейшего изучения. . Также существует обширная медицинская литература, 28 , включая официальные руководства, об опасностях неправильной оценки при лечении членов семьи врачами.

БЛАГОДАРНОСТЬ

Авторы благодарят Анну Маман Хилтон, Массачусетс, за предоставленные переводы переписки Сегена с французского на английский.

ВКЛАД АВТОРА

Доктор Гетц: концепция, дизайн, сбор данных, написание первого варианта, обзор и критика. Доктор Хартер: концепция, дизайн, сбор данных, редакция первого варианта, обзор и критика.

ФИНАНСИРОВАНИЕ ИССЛЕДОВАНИЙ

О целевом финансировании не сообщалось.

РАСКРЫТИЕ ИНФОРМАЦИИ

Авторы сообщают об отсутствии раскрытия информации, относящейся к рукописи. Посетите Neurology.org для получения полной информации.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Sachs B. Обзор Dr.Вклад Сегена в медицину. Мед Новости 1898; 72: 582–586 [Google Scholar] 2. Дана CL. Сегены Нью-Йорка. Trans Am Neurol Assoc 1924; 50: 4–10 [Google Scholar] 3. Каталог офицеров и выпускников Колумбийского университета. От основания Королевского колледжа в 1754 году. Нью-Йорк: Колумбийский университет; 1916 [Google Scholar] 4. Гетц К.Г., Чмура Т.А., Ланска Д. История неврологии 19 века и Американской неврологической ассоциации. Энн Нейрол 2003; 53 (приложение 4): S2 – S26). [PubMed] [Google Scholar] 5.Seguin EC. Лечение легких случаев меланхолии в домашних условиях: серия американских клинических лекций. Том 2, Лекция 3. Нью-Йорк: Сыновья Г.П. Патнэма; 1876: 1–25 [Google Scholar] 6. Ужасный поступок матери: миссис Сеген застрелила троих малышей и себя. New York Times, 1 ноября 1882 г .; 1 [Google Scholar] 7. Seguin EC. Использование термометра в клинической медицине. Чикаго Мед Дж. 1866; 23: 193–201 [Google Scholar] 8. Seguin EC. Вклад в патологическую анатомию рассеянного цереброспинального склероза.J Nerv Ment Dis 1878; 5: 281–293 [Google Scholar] 9. Seguin EC. Лекция по общей терапии нервной системы. NY Med Rec 1874; 19: 281–396 [Google Scholar] 10. Seguin EC. Американский метод введения йодида калия в очень больших дозах при поздних поражениях сифилиса. Arch Med NY 1884; 12: 114–131 [Google Scholar] 11. Seguin EC. Злоупотребление и использование бромидов. J Nerv Ment Dis 1877; 4: 445–462 [Google Scholar] 12. Seguin EC. Истерические судороги и гемианестезия у взрослого мужчины: излечены металлотерапией (золото).Arch Med NY 1882; 8: 199–201 [Google Scholar] 13. Seguin EC. Folie à deux. Arch Med NY 1879; 1: 334–335 [Google Scholar] 14. Вейр Митчелл С. Отдых и психотерапия. JAMA 1908; 50: 2033–2035 [Google Scholar] 15. Объявление: лечение легких случаев меланхолии в домашних условиях EC Seguin. J Nerv Ment Dis 1877; 4: 204 [Google Scholar] 16. Шокирующий поступок миссис Сегин. New-York Tribune, 1 ноября 1882 г .; 42: номер 13135 [Google Scholar] 17. Жертвы трагедии Сегена. New York Times, 4 ноября 1882 г. [Google Scholar] 18.Преступление безумной женщины: женщина из Нью-Йорка жестоко убивает троих своих детей и убивает себя. Вестник национальной полиции, Нью-Йорк. 11 ноября 1882 г .: 2 [Google Scholar]

19. Welch WH. Переписка с Эммой Элис Уэлч Уолкотт, 12 ноября 1882 г. Документы Уильяма Уэлча, Медицинский архив Алана Мейсона Чесни, Медицинские учреждения Джона Хопкинса, Балтимор, Мэриленд

20. Сегин Э. Реформа безумия. Arch Med NY 1879; 2: 184–198; 1879; 2: 310–318; 1880; 3: 231–242; 1880; 4: 73–82 [Google Scholar] 21. Seguin EC. Заметки об испанских приютах для душевнобольных.J Nerv Ment Dis 1883; 10: 379–420 [Google Scholar] 22. Seguin EC. Лекции по некоторым вопросам лечения и ведения неврозов. Нью-Йорк: Д. Эпплтон; 1890 г. [По-французски: Seguin EC. Leçons sur le Traitement des Névroses. Париж: Октав Дуан; 1893.] [Google Scholar]

23. Сегин EC. Последняя воля и завещание. 28 августа 1896 г. Отдел документации и исследований, Суррогатный суд, округ Нью-Йорк, штат Нью-Йорк

24. Д-р Эдвард С. Сегин. Уведомление от Нью-Йоркской медицинской академии. J Nerv Ment Dis 1883; 10: 146 [Google Scholar] 25.Сегин ЕС, Opera Minora. Нью-Йорк: сыновья Г. П. Патнэма; 1884 [Google Scholar] 26. Walser HH. Август Форель: Краткая корреспонденция 1864-1927 гг. Штутгарт, Германия: Verlag; 1968 [Google Scholar]

27. Архивы кладбища Вудлон, описание участка Elm Sec 37 и 38 Lot S 3985: первоначальный владелец доктор Эдвард С. Сегин и Маргарет Сегин

Лекарство от меланхолии: викторианские медицинские советы по лечению депрессии

«Меланхолия — это слабый бред с лихорадкой; обычно сопровождается страхом, тяжестью и печалью без всякого видимого повода.”
Семейный врач Бич, 1861.

«Меланхолия» Альфреда Эмиля Леопольда Стивенса, 1876 г.

То, что мы сегодня называем депрессией, в викторианскую эпоху было широко известно как меланхолия или меланхолия. Подобно депрессии, меланхолия варьировалась по степени серьезности от легких временных приступов печали или «плохого настроения» до более длительных, более экстремальных эпизодов, характеризующихся бессонницей, отсутствием аппетита и суицидальными мыслями. Хотя симптомы меланхолии обычно легко распознать, мнения врачей часто расходились относительно того, что именно вызвало это состояние.В результате планы лечения пациента-меланхолика сильно различались. Ниже мы рассмотрим несколько мнений врачей викторианской эпохи о симптомах, причинах и методах лечения меланхолии.

СИМПТОМЫ

В книге 1861 года « Семейный врач Бич » доктор Вустер Бич описывает меланхолию как:

«Слабый делирий с повышением температуры тела; обычно сопровождается страхом, тяжестью и печалью без всякого видимого повода ».

Согласно Бичу, страдающий меланхолией пациент избегал общества и ухаживал за одиночеством, был напуган и уныл и предавался «определенному ходу мыслей на одну тему.Этот предмет обычно был «причиной его несчастья». В статье, опубликованной в журнале « People’s Medical Journal » за 1850 год, доктор Томас Харрисон Йоман, кажется, согласен с этим каталогом симптомов, написав, что «основными характеристиками меланхолии являются любовь к одиночеству, унынию, страху, подозрению и т. Д. и молчаливость ».

Многие практикующие врачи сочли полезным разделить меланхолию на категории по симптомам. Это служило для отделения более серьезных форм меланхолии, таких как те, которые сопровождались вспышками насилия, манией или бредом, от более обычных форм меланхолии, в которых пациент был просто замкнутым и грустным.В своей книге « Безумие и его лечение » 1871 года доктор Дж. Филдинг Бландфорд классифицирует меланхолию как острую или подострую. Йомен идет еще дальше, разделяя меланхолию на четыре отдельных типа: 1) мрачная меланхолия; 2) Беспокойная меланхолия; 3) озорная меланхолия; и 4) Самодовольная меланхолия. Он описывает их так:

«1-й. Мрачная меланхолия; в котором пациент молчит, печален и постоянно пытается укрыться от наблюдения.2-й. Беспокойная меланхолия; в котором пациент бродит, беспокоен и проявляет постоянное желание сменить место жительства. 3-й. Озорная меланхолия; отмечен угрюмостью, угрюмостью, злобой, а иногда и самоубийством или нанесением травм другим. 4-й. Самодовольная меланхолия; при этом пациент самодоволен и приветлив; время от времени радуясь дальновидному превосходству в ранге, положении или богатстве ».

«Отложенная надежда» и «Надежда и страхи, разжигающие надежду» Чарльз Уэст Коуп, н.d.
(Центр искусств и наследия Touchstones Rochdale, Великобритания)

Меланхолия часто сопровождалась физическими симптомами. Многие из них были прямым результатом плохого питания, отсутствия активности и слишком большого количества времени, проведенного в закрытом помещении. Как объясняет Бич:

«Лицо в целом бледное; небольшое количество мочи и воды; больной обычно болезненен, желудок поражен ветром; а в некоторых случаях чувства настолько несчастны, что несчастный человек ищет любую возможность положить им конец, прекратив свое существование.”

ПРИЧИНЫ

Не все пациенты были меланхоличными по одним и тем же причинам. Подобно сегодняшней депрессии, меланхолия может быть результатом конкретной ситуации, например, смерти в семье или профессионального, финансового или романтического разочарования. Меланхолия также может быть результатом физического заболевания. По словам Бич, это могло быть вызвано «диспепсией, подавлением эвакуации, невоздержанием и травмами черепа». Кроме того, как объясняет Бич:

«Иногда это вызвано малоподвижным образом жизни и одиночеством, а также острой лихорадкой или другими заболеваниями.Иногда это результат чрезмерной алчности; и часто порождается мрачными и фанатичными представлениями о религии.

«Утешение» Огюста Тулмуша, 1867 г.

Меланхолия могла наступить и по тому, что казалось совершенно беспричинным. Бич утверждает, что такая меланхолия часто была результатом «наследственной предрасположенности» или «меланхолического темперамента». В то время как в книге « Клиническая медицина » 1879 года доктор Остин Флинт заявляет, что «когда это не связано с адекватной причиной, такой как смерть родственников или друзей, потеря имущества, положения или характера», и когда это не является симптомом диспепсии. , алкоголизм или другое известное заболевание, меланхолию следует рассматривать как «невропатическое пристрастие» или, короче говоря, болезненный ум.

ЛЕЧЕНИЕ

К несчастью для викторианских врачей и их меланхоличных пациентов, в девятнадцатом веке не было доступных антидепрессантов. Вместо этого врачи обычно лечили меланхолию, рекомендуя специальные диеты и режимы отдыха и релаксации. Бич использовал более современный подход, заявив, что «при лечении меланхолии внимание должно быть направлено не только на тело, но и на разум». С этой целью он посоветовал пациенту быть

.

«… забавляет разнообразие пейзажей; и свободно заниматься физическими упражнениями на открытом воздухе, такими как верховая езда, прогулки, садоводство, сельское хозяйство и т. д.Он должен просматривать интересные книги и общаться с веселыми друзьями; и, прежде всего, находиться среди приятных пейзажей, где он может наслаждаться водными видами, деревенским воздухом и деревенской диетой ».

Beach также рекомендовал душевую кабину. Он советовал своим пациентам часто принимать душ, а потом «хорошо натирать все тело грубой фланелью». Это был гораздо менее травматичный вариант, чем водная терапия, предлагаемая в некоторых приютах, когда пациентов погружали в холодные ванны или, как в одном случае, описанном докторомДжон Белл в своей книге « Трактат о банях » 1859 года, «привязанной в телегу, раздетой и завязанной на глаза», а затем подвергнут «великому водопаду» с высоты двадцати футов.

Иллюстрация душевой кабины, обычно продаваемой торговцами скобяными изделиями.
(Энциклопедия домашнего хозяйства, 1855.)

Некоторые викторианские врачи пошли дальше в своем лечении, посоветовав своим меланхоличным пациентам употреблять алкоголь, принимать морфий или даже (если они были холостыми) жениться и создавать семью.Например, Бландфорд рекомендовал диету, включающую алкоголь почти при каждом приеме пищи, а затем дозу хлорала или морфия на ночь, чтобы помочь меланхоличному пациенту уснуть. Он пишет:

«Утром перед тем, как встать с постели, ром с молоком или яйцо и херес; завтрак из мяса, яиц и кофе с молоком или какао; говяжий чай со стаканом портвейна в одиннадцать часов; и хороший ужин или обед в два с парой стаканов хереса; в четыре — еще говяжьего чая или его эквивалента; в семь обед или ужин с крепким или портвейном; и перед сном, стаут ​​или эль, с хлоралом или морфием.”

Бландфорд утверждает, что эта диета была настолько успешной для лечения меланхолии, что, как только пациент выздоровел, если он когда-либо отклонился от диеты, он «сразу почувствовал возвращение депрессии и заблуждений, которые снова исчезли после приема лекарства. еда.»

В отличие от Блэндфорда, Флинт считал, что алкоголь и опиаты никогда не следует применять для лечения меланхолии. Он утверждал, что лечение меланхолии было «главным образом умственным» и что только задействовав «интеллектуальные и моральные способности», пациент мог начать выздоравливать.В дополнение к лечению ума, он также рекомендовал «оздоровление тела», заявив:

«Гигиенические меры часто приносят большую пользу. Обильные упражнения на свежем воздухе с приятными умственными занятиями, такими как охота, рыбалка, катание на лодке и т. Д., И путешествия, нередко оказываются лечебными ».

«Летние мечты» Люциуса Росси, 1878 г.

В некоторых случаях врачи викторианской эпохи советовали пациентам, страдающим меланхолией, направлять в приют.В основном это было сделано для того, чтобы пациент не причинил себе вреда, поскольку, как утверждает Блэндфорд, «каждый такой пациент должен рассматриваться как склонный к суициду». В то время как более состоятельные пациенты могли позволить себе нанять обслуживающего персонала, чтобы присматривать за ними дома, у бедных пациентов, нуждающихся в наблюдении, не было другого выбора, кроме как обратиться в приют. Как советует Бландфорд:

«Если бедняк, ничего не остается, как отправить его в приют. Ибо его нельзя оставлять ни на мгновение, когда он может причинить себе вред или сбежать.”

Меланхолия и женщины

По словам Флинта, мужчины «более подвержены меланхолии, чем женщины». Он мало объясняет это, лишь признавая, что меланхолия была «не редкостью» у женщин «во время прекращения менструальной функции». Обращаясь к меланхолии, связанной с менопаузой, он пишет:

«Автора заставили приписать причинность больше моральному, чем физическому влиянию. Это событие в жизни женщины имеет двоякое значение.Это свидетельство преклонного возраста и неспособность к деторождению. Оба часто не лишены значительного морального влияния. Даже если женщина не замужем и не ожидает замужества или, если замужем, у нее нет желания иметь детей, потеря способности к оплодотворению по своему влиянию на разум мало чем отличается от идеи импотенции у мужчин, которые не надейтесь, что когда-нибудь проявите сексуальную функцию ».

Страх, Уильям Пауэлл Фрит, 1869.

Несколько заключительных слов…

О диагностике и лечении меланхолии в викторианскую эпоху можно сказать гораздо больше.Я мог бы легко перейти к обсуждению врачей, специализирующихся на психических заболеваниях (называемых «психиатрами») или прихода психиатрии и психоанализа. Я мог бы упомянуть вклад Генри Модсли, Йозефа Брейера и Зигмунда Фрейда. Однако в статье такого размера я подумал, что лучше сосредоточиться на базовых знаниях и методах лечения, доступных в то время. Я надеюсь, что это дало вам некоторое представление о том, как викторианские врачи лечили это прискорбное — и слишком распространенное — состояние.


Источники

Пляж, Вустер. Бич: Руководство для семейного врача и домашнего врача по лечению заболеваний мужчин, женщин и детей о принципах реформы. Цинциннати: Moore, Wilstach, Keys & Co., 1861.

Белл, Джон. Трактат о ваннах: холодных, морских, теплых, горячих, паровых, газовых и грязевых. Филадельфия: Линдси и Блэкистон, 1859 г.

Blandford, G. Fielding. Безумие и его лечение. Филадельфия: Генри К. Ли, 1871.

Флинт, Остин. Клиническая медицина: систематический трактат по диагностике и лечению заболеваний. Филадельфия: Генри К. Ли, 1879.

Модсли, Генри. Физиология и патология разума. Нью-Йорк: Д. Эпплтон и компания, 1872.

Вебстер, Томас. Энциклопедия отечественной экономики . Нью-Йорк: Harper & Brothers, 1855.

Йомен, Томас Харрисон. Народный медицинский журнал и семейный врач, Vol.L. , Лондон: Джордж Викерс, Стрэнд, 1850.

О Мими Мэтьюз

USA Today автора бестселлеров Мими Мэтьюз пишет как историческую документальную литературу, так и отмеченные наградами викторианские романы. Ее романы получили отмеченные звездочкой обзоры в Library Journal , Publishers Weekly и Kirkus , а ее статьи были представлены в Victorian Web , Journal of Victorian Culture и в синдикации на BUST Magazine .В другой жизни Мими работает адвокатом. Она живет в Калифорнии со своей семьей, в которую входят вышедшая на пенсию андалузская выездковая лошадь, шелти и две сиамские кошки.

лекарств · Анатомия меланхолии · Цифровые экспонаты УрГУ

Лекарства от депрессии, которые были широко признаны в эпоху Возрождения, во многом отличались от современных.

Общепризнанным лекарством была молитва Богу об исцелении. Точка зрения Бертона на это была такова: «Мы должны молиться о здоровье тела и разума, поэтому мы должны приложить все усилия, чтобы сохранить и продолжить его».Какие-то бесы изгоняются не постом и молитвой, и оба обязательно необходимы, а не один без другого. Несмотря на то, что вся физика, которую мы можем использовать, искусство, превосходное производство, бесполезны без обращения к Богу, nil juvat immensos Cratero promittere montes : тщетно искать помощи, бегать, ездить верхом, если только не благословит нас Бог »[ 1].

В то время как в культуре было принято искать исцеления у Бога, менее установлено, распространяется ли это искание божественной помощи на святых.Бертон описал это и свой аргумент в пользу молитвы святым, сказав: «Никто не сомневается в том, что мы должны молиться Богу; но должны ли мы молиться святым в таких случаях или они могут принести нам какую-либо пользу, это может могут ли их изображения, святыни, реликвии, освященные предметы, святая вода, медали, благословения, эти божественные амулеты, священные экзорцизмы и крестное знамение быть доступными при этой болезни? сколько меланхолических, безумных, демонических личностей ежедневно лечат в Св.Церковь Антония в Падуе, у святого Вита в Германии, Богоматери Лоретто в Италии, Богоматери Сихемской в ​​Нидерландах … »[2]. Бертон утверждал обратное, говоря:« [b] ut мы, с другой стороны, ищем только Бога. Мы говорим с Давидом, Псалом. XLVI. 1. «Бог — наша надежда и сила, и помощь в беде, которую можно найти». В отношении их каталога примеров мы не даем другого ответа, кроме того, что они являются ложными выдумками или дьявольскими иллюзиями, поддельными чудесами »[3].

В то время как под медициной все понимают все, что используется для облегчения болезни или боли, то, как лекарства действовали в эпоху Возрождения, сильно отличалось от того, как они действуют сейчас.В те времена преобладали лекарства «чистки». Бертон описывает очистители как «простые или сложные, мягкие или сильные, очищающие вверх или вниз» [4]. Считалось, что эти очистители, независимо от направления очистки, уравновешивают уровни юмора, очищая те, которые превышают нормальный уровень. Некоторые эффективные чистящие средства, перечисленные Бертоном, включали азарум, лавр, сциллу, белый морозник, сурьму и табак. Некоторые эффективные нисходящие очистители включали полиподию, эпитим, мираболаны, полуввареную капусту, алоэ и черный морозник.

Кровопускание было обычным делом в эпоху Возрождения. Резюме Бертона о кровопускании заключалось в том, что оно «беспорядочно используется до и после лечения, обычно до и в некоторых случаях часто повторяется, если хотя бы в этом есть какая-то необходимость. Гален и многие другие сомневаются в кровотечении вообще. в этом виде головной меланхолии. Если болезнь, говорит Пизо, , глава 23. и Altomarus, , глава 7. Fuchsius, , шапка 33. ‘, должна исходить в первую очередь от неправильно пораженного мозга, пациент в в таком случае вообще не должно быть кровотечения, если только кровь не изобилует иначе, вены будут полны, кровь воспаляется, а группа готова сойти с ума.«В нематериальной меланхолии, которая, в особенности, возникает из-за холодной температуры духов, Геркулес Саксония, cap. 17. не допустит флеботомии »[5].

Как это принято в современных попытках излечить депрессию, консультирование считалось лекарством от обычной меланхолии. Бертон описал консультирование как «лучшее в мире, как Сенека поэтому советует в таком случае», — получить надежного друга, которому мы можем свободно и искренне изливать свои секреты; ничто так не радует и успокаивает ум, как когда у нас есть подготовленная грудь, к которой могут спускаться наши секреты, в чьей совести мы уверены, как в нашей собственной, чья речь может облегчить наше безнадежное состояние, утешить советы, развеселить нашу скорбь и чей взгляд может быть приемлем для нас.Это был совет, который этот политический Коминей дал всем князьям и другим, оскорбленным в уме по случаю Карла герцога Бургундского, вызвал сильное недоумение: сначала молиться Богу и открыться ему, а затем — какой-то особенный друг, которого мы очень дорожим, чтобы рассказать ему обо всех наших обидах; нет ничего более мощного, чтобы укрепить, воссоздать и исцелить раненую душу несчастного человека »[6]. Продолжая эту тему, Бертон объяснил, что« когда пациент сам по себе не может сопротивляться или преодолеть это сердце. — подавляя страсти, его друзья или врач должны быть готовы восполнить то, чего не хватает »[7].

Источники
[1] Департамент специальных коллекций и архивов Университета штата Юта (далее USU SCA),
Анатомия меланхолии , 1628, COLL V, Книга 417.
[2] USU SCA,
Анатомия меланхолии , 1628.
[3] USU SCA,
Анатомия меланхолии , 1628.
[4] USU SCA,
Анатомия меланхолии , 1628.
[5] USU SCA,
Анатомия меланхолии , 1628.
[6] USU SCA,
Анатомия меланхолии , 1628.
[7] USU SCA,
Анатомия меланхолии , 1628.

Некоторые «рыбные» средства от безумия и меланхолии — Проект рецептов

Памела Дигл

Книга рецептов Джоанны Сент-Джон содержит множество интересных и необычных рецептов по лечению безумия, меланхолии и припадков матери раннего Нового времени. Эти рецепты дают ключ к пониманию психического заболевания и его причин в домашних условиях.Между рецептами из книги Св. Иоанна было очень мало общего, что позволяет предположить, что, хотя существовало всего несколько ранне-современных категорий психологических расстройств, внутри каждой категории имелись большие различия. Это привело меня к открытию некоторых «подозрительных» рецептов лечения безумия и меланхолии, успех которых, безусловно, вызывает сомнения. Домашнее лечение психических заболеваний — интересный объект исследования для Англии семнадцатого века, потому что забота о душевнобольных была оставлена ​​их семье и друзьям.Приюты до 1700 года были относительно небольшими, редкими и дорогими (MacDonald, 262, 266).

Так что же, по мнению людей, вызвало психическое заболевание? Трава огуречника, используемая при лихорадке и успокаивающая дух, была единственным повторяющимся ингредиентом, который использовался в двух рецептах от меланхолии. Кроме того, в рецепте «От паров до Маднеса» используется порошок из листьев падуба, используемый для лечения лихорадки. Считалось, что лихорадка и психологические недуги связаны. В рецепте «От меланхолии и безумия» основным ингредиентом является плющ или эле-копыто, применяемые при недугах селезенки и меланхолии.Это говорит о том, что меланхолия и проблемы с селезенкой были связаны. Согласно ранней современной медицине, физические недуги в одной области тела могут влиять на совершенно другую область (Wear, 134–135).

Линь. Гравюра Р. Карпентера по мотивам К. Харди. Предоставлено: Wellcome Library.

Одно особенно странное лекарство буквально «рыбное». «Лекарство для безумия», если его принять вовремя, требует, чтобы рыба (особенно линь) была разрезана, натерта митридатом и привязана к шее, «кишки и все такое».Хотя большая загадка относительно того, каковы именно преимущества такого лечения, есть некоторое предположение о том, что неодушевленные предметы позволят передать болезнь от человека к объекту. Кроме того, линь, также известный как «рыба-врач», предположительно обладал магическими свойствами в слизи (OED).

Это большое разнообразие отечественных методов лечения безумия и меланхолии дает представление о том, как ранние современные люди понимали и лечили психические заболевания.Кроме того, эти рецепты указывают на то, что люди, страдающие психическими заболеваниями, регулярно лечились дома. Сегодня мы, безусловно, не стали бы лечить депрессию, привязывая к шее рыбу, кишки и все такое, но наше собственное понимание психических заболеваний далеко не полное. Возможно, через сотни лет наши методы могут показаться такими же «подозрительными», как и те, которые использовались в ранний современный период.

Цитированные работы
«Полный алфавитный указатель трав Кулпепера». Полный травяной .http://www.complete-herbal.com/culpepper/completeherbalindex.htm#b, 2010.

Линдеманн, Мэри. Медицина и общество в Европе раннего Нового времени . Кембридж: University Press, 1999.

Макдональд, Майкл. «Женщины и безумие в Тюдоре и Стюарте, Англия». Социальные исследования 53, 2 (1986): 261-281.

«Линь, №1.» Оксфордский словарь английского языка . 3-е изд. 2002.

Одежда, Андрей. Знания и практика в английской медицине, 1550-1680 .Кембридж: University Press, 2000.


Меланхолия — обзор | Темы ScienceDirect

Психическое здоровье

Применение полыни по-прежнему пользуется репутацией средства против меланхолии. Это действие может быть связано как с воздействием его горького характера на печень, так и с общим тонизирующим эффектом, столь широко подтвержденным от применения до сих пор. Есть поддержка гуморального характера для горечи, действующих через селезенку при ипохондрической меланхолии, когда перегретая селезенка заставляет ядовитые пары подниматься к сердцу и мозгу.Некоторые современные авторы, в том числе Шевалье, Мензис-Трулл и Хоффман, ссылаются на использование при депрессии / меланхолии, но не дают подробных указаний относительно источника. Грайв дает рецепт: 1 унцию травы настаивать 10–12 минут в одной пинте воды, принимаемой в стеклянных дозах для облегчения меланхолии, но опять же, источник не предлагается. Традиция не встречается у древних. Хильдегард — одно из первых упоминаний о рецепте свежей полыни, растертой и выраженной через ткань, добавленную в вино, приготовленное с медом, так что полынь преодолевает вкус вина и меда, чтобы пить ее через день, чтобы не только избавиться от меланхолии, но и … это облегчит болезнь в чреслах и сделает ваши глаза ясными ».Серапио цитирует Мабикса, что настой или отвар, особенно смешанный с эпитимом, излечивают меланхолию. В остальном, кажется, нет особого упоминания ни среди арабских писателей, ни в других наших источниках.

О полыни как нерве написано еще немного. Грайв называет это тонизирующим средством для нервных окончаний, воплощая идею вермута, сделанного из полыни, названного в честь Вермута, «хранителя разума», происходящего из его целебных свойств, таких как нервное и восстанавливающее. «Если не принимать его обычно, — говорит она, — он снимает раздражение позвоночника и придает тонус людям с очень нервным темпераментом».Мензис-Трулл также называет его нервным средством, стимулятором центральной нервной системы и сердца при «нервном и физическом истощении с переутомлением». В этом отношении Вуд исследует более широкие области. Он задокументировал свое использование травы для лечения безнадежности и для людей, которые перенесли тяжелые травмы, физические и психические, «измученные жизненными неудачами», с подавлением жизненных сил в целом. Он предполагает, что он показан «худым, тощим, истощенным людям», но, по его словам, он успешно использовал его для «крупных, заболоченных и жестких».Является ли это более ранним «двойным качеством» на другом уровне? Бартрам предлагает использовать его для помощи при отмене бензодиазепиновой зависимости. По традиции, самая тесная ассоциация нервной системы связана с головной болью. В не столь далеком прошлом Национальная ботаническая фармакопея зафиксировала использование полыни при некоторых нервных расстройствах, особенно при головной боли. Хотя Диоскорид и другие говорят, что сок вызывает головную боль, рекомендуются другие применения, облегчающие ее, в том числе использование, описанное в салернитанской траве, сока полыни в горячей воде и сахара при головных болях, возникающих из-за желудка.Большинство других средств имеют вариации внешнего применения. Хильдегард советует перед сном принимать сок в теплое вино и намочить всю голову, включая глаза, уши и шею, и накрывать голову шерстяной шапкой до утра. Это также облегчит головную боль при подагре и более сильную «внутреннюю боль в голове». Баухин и Далешамс записывают предложение Мезуэ принять полынь и корень полевого огурца, приготовленные в вине, воде или масле, и привязать губки, пропитанные этой смесью, к голове, чтобы облегчить мигрень.Паркинсон говорит, что омовение висков дистиллированной водой должно облегчить головную боль, вызванную старой причиной.

Слишком много полыни, как мы видели, будет иметь противоположный эффект. Предположительно, осторожность Диоскорида в отношении сока основана на опыте реакции, которая теперь может быть приписана определенным компонентам, в частности туйону, который приводит к церебральной дисфункции, эпилептиформным припадкам, делирию и галлюцинациям, которые фиксируются Шульцем и др. (1998). Вредный эффект не остается незамеченным в традициях.Например, Кук отмечает, что большие дозы или продолжительное употребление приводят к возбуждению желудка, пульса и мозга, хотя он считает, что это не наркотическое средство, а медленное и стойкое стимулирующее и тонизирующее действие как на сердце, так и на нервные центры. Каллен пишет в том же духе, что некоторые авторы решительно утверждали его наркотическую силу, хотя, по его словам, Линней знал, что люди принимали полынь ежедневно в течение 6 месяцев без наркотического эффекта. Тем не менее, Каллен оценивает запах как «temulentans, вызывающий некоторое замешательство в голове».Он описывает более ранний обычай пить «изнаночный» эль, наполненный полынью, который опьянял больше, чем другие виды эля. Он приходит к выводу, что каждый горький напиток, «когда он широко используется», «обладает способностью разрушать чувствительность и раздражительность нервной системы. Вопрос безопасности абсента имеет здесь определенное значение (см. Обсуждение ниже в разделе «Вопросы безопасности»).

Внутренние дозировки должны быть небольшими. Бартрам записывает среднюю дозу 1-2 г жидкого эквивалента три раза в день, чай по 1 чайной ложке на каждую чашку холодной воды, настоянную на ночь и выпиваемую утром; жидкий экстракт 1: 1 на 25% 1–2 мл в воде; настойка 1:10 45% по 1 чайной ложке трижды в день.Это кажется довольно большим, и меньшие дозы должны быть эффективными. Баркер предлагает комбинацию 0,1–0,25 мл. Мензис-Трулл предупреждает: «Всегда используйте небольшую дозу — это очень стимулирующее средство». Кук рекомендует 5–15 зерен (325–975 мг) три раза в день, обычно в виде настоя. По его словам, пол унции в пинте кипящей воды достаточно, и 2–4 драхмы (8–16 мл) — это доза. «В сочетании с другими тонизирующими средствами я редко использую больше, чем унцию этого на каждый галлон препарата, — говорит он, — потому что это слишком концентрированный продукт, чтобы использовать его в таких больших дозах, которые обычно используются».Каллен говорит, что настойки лучше всего применять в виде коротких настоев, предвосхищая здесь более поздние открытия по экстракции туйона. По его словам, Вуд рекомендует микродозы, часто бывает достаточно одной капли в день. Я никогда не употребляю более 5 мл в неделю и считаю эту дозу эффективной.

Целый врач меланхолии

Психическое заболевание, называемое депрессией, гораздо более жестокое, чем предполагает его название. Экономическое значение этого слова стало более устрашающим, чем его медицинское, сила которого ослаблена обычным употреблением: мы говорим: «Я был в депрессии», когда мы были немного угрюмы, во рту, под непогоду. — незначительное нарушение, равновесие скоро восстановится.В любом случае, этот термин никогда не был уместно свирепым с самого начала, предлагая простое погружение в дорогу, а не серную воронку, которая поглощает вас и всех, кого вы любите, и отправляет вас в адское свободное падение, как сонм злых ангелов, падающих в ужасе без каких-либо ограничений. конец на виду, нет надежды снова увидеть прекрасное лицо Бога. Болезнь требует слова, которое выражает это чувство бездонного ужаса, неизбывной боли, невосполнимой утраты — даже несмотря на то, что ужас, боль и утрата в большинстве случаев поддаются лечению.«О разум, в уме есть горы; обрывы падения / Ужасный, чистый, непонятный », — написал маниакально-депрессивный Джерард Мэнли Хопкинс в одном из своих сонетов о запустении в 1885 году. рот врача. Наш язык оставляет такое эмоциональное превосходство для артистов, ожидая, что врачи будут более трезвыми и тщательно эвфемистическими. И этот осторожный медицинский язык действительно обладает здравым смыслом пешехода: слова врача «Я прописываю вам прозак и когнитивно-поведенческую терапию для вашего отчаяния» будут казаться более чем гротескным прикосновением, как помада на голове смерти.В наши дни предпочтительное лечение, которое, как правило, работает, так или иначе соответствует эвфемизму.

Было слово для обозначения этой ужасной, обжигающей тоски, которая тысячелетиями использовалась в медицине, но с тех пор превратилась в пыльную диковинку: меланхолия. «Меланхолия» теперь в основном литературное слово, причем в уничижительном смысле, который ученые и медики приписывают чисто литературному. В самом деле, Питер Д. Крамер, клинический профессор психиатрии в Университете Брауна, пишет в своей книге « Против депрессии » 2005 года, что литературные традиции «героической меланхолии» должны быть серьезно переоценены, чтобы они не выдержали критики. путь проекта по искоренению болезни депрессии, как мы искоренили оспу.Проблемы , которые, как считается, были написаны последователями Аристотеля, положили начало этой литературной традиции, задав вопрос, почему замечательные люди — Геракл, Аякс, Беллерофонт, Сократ, Платон, спартанский генерал Лисандр — так часто бывают меланхоличными, в некоторых случаях склонными к меланхолии. бушующее безумие. Ученые эпохи Возрождения заново открыли проблему и , а флорентийский гуманист Марсилио Фичино определил меланхолию как признак интеллектуального призвания; его приспешники превозносили меланхолию, чтобы доказать свои профессиональные способности.Шекспир канонизировал меланхоличного Гамлета, трагедию которого Крамер называет «возможно, основополагающим текстом нашей современной культуры». Беспомощным любовником и самоубийцей Вертером Гете завершил торжество меланхолии. Кьеркегор охарактеризовал творческий гений как вопль страдающей души. Бодлер и Достоевский с горечью мерили лихорадочную современную душу от спасения. В двадцатом веке французские философы-повешенные в потрепанных плащах соблазняли тошнотворных от жизни, как Крысолов — невольных школьников.Бесчисленные депрессивные звезды черным светом сияют на современных художественных и философских небесах. Героическая меланхолия по-прежнему оказывает сильное влияние — Крамер может сказать смертельную хватку — на нашу культуру.

Медицинская наука, с другой стороны, пошла в совершенно другом направлении, исследуя нейрохимические основы депрессии с момента разработки первых антидепрессантов, ингибиторов моноаминоксидазы (ИМАО) в 1950-х годах. Известно, что нейротрансмиттеры серотонин и норадреналин, которые способствуют перемещению импульсов через синапс между одним нервным окончанием и другим, сильно влияют на настроение; Хотя сложные причины и причины остаются загадкой, низкий уровень серотонина связан с депрессией, высокий уровень — с приподнятым настроением.Более новое поколение лекарств, известных как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС), обострило и усилило действие ИМАО без опасных побочных эффектов более ранних препаратов. Прозак, Паксил и Золофт являются одними из самых известных СИОЗС и одними из наиболее широко назначаемых лекарств в Америке.

Исследования последовали примеру этого терапевтического успеха и предоставили дополнительные доказательства того, что депрессия — это медицинское заболевание, влияющее на нейрофизиологию. Доказано, что депрессия вызывает реальное физическое повреждение мозга, которое затем способствует дальнейшей депрессии.В 1999 году анатом Гражина Райковска продемонстрировала с помощью компьютерного картирования, что в определенных областях префронтальной коры пациентов с депрессией клетки, известные как глия, которые защищают и поддерживают нейроны, повреждены, нарушены: чем дольше депрессия, тем хуже повреждение головного мозга. Позже в том же году рентгенолог-психиатр Иветт Шелин обнаружила корреляцию между продолжительностью депрессии и степенью атрофии гиппокампа и миндалины, частей мозга, связанных с эмоциями.Повреждение мозга было значительным и сохранялось даже в период ремиссии. Физиологические исследования Роберта Сапольски также подтвердили тесную связь стресса, депрессии и гибели клеток. Стресс может вызвать депрессию, а депрессия, в свою очередь, становится хроническим стрессором, который повреждает гиппокамп и другие клетки мозга; переключатель в гиппокампе, который обычно сигнализирует надпочечникам о прекращении выработки гормонов стресса, застревает, так что даже незначительные неприятности заставляют эти гормоны выходить из-под контроля; они подавляют способность клеток мозга восстанавливать и восстанавливать себя, что приводит к длительным травмам.

Все это заставляет разговоры о страдающих поэтах и ​​падении с благодати казаться литературными и перегретыми там, где требуется холодная научная рациональность, но литераторы на протяжении веков понимали то, чего современные врачи все чаще не понимают: что депрессия — это недуг, требующий не только духовного, но и духовного. физическое исцеление. Роберт Бертон, англиканский священник и член Церкви Христа в Оксфорде, красноречиво настаивает на своем шедевре на 1500 страницах, который все еще остается жизненно важным спустя почти четыре столетия, хотя и редко читается, Анатомия меланхолии (1621):

Это душевная болезнь, которую я должен лечить, и которая в равной степени относится как к врачу, так и к божественному, и кто не знает, какое согласие существует между этими двумя профессиями? Хороший богослов либо есть, либо должен быть хорошим врачом, по крайней мере, духовным врачом, как наш Спаситель называет Себя, и действительно был (Матф.iv, 23; Луки v, 18; Луки VII, 21). Они отличаются друг от друга, но по объекту, один из тела, другой из души, и используют различные лекарства для лечения: один исправляет animam на тело [душа через тело], другой corpus per animam [тело через душу], как хорошо сообщил нам наш региональный профессор физики в своей ученой лекции, написанной недавно … Теперь [меланхолия], являющаяся обычным недугом тела и души, и такая, которая нуждается в духовном, как и в телесном лечении, я не мог найти более подходящей задачи, чтобы заняться, более подходящей темой, столь необходимой, настолько просторны и обычно касаются всех типов людей, что в равной степени должны участвовать оба и требовать целого врача.Божество в этой сложной смешанной болезни мало что может сделать в одиночку, врач при некоторых видах меланхолии — гораздо меньше, и то, и другое является абсолютным лекарством.

Меланхолия, как ее описывает Бертон и предписывает для ее лечения, в важнейших отношениях является более богатым моральным феноменом, чем депрессия, как ее лечат сегодня. Бертон пишет в зарождающиеся дни современного научного проекта по покорению природы и «облегчению положения человека», говоря словами его современника Фрэнсиса Бэкона, но он несколько отстал от времени: с ошеломляющей широтой знаний, он неоднократно, в буквальном смысле слова, обращается к мудрости древних, как классических, так и библейских, которых Бэкон и его последователи оставляют безрассудно покачивающимися после их неумолимого продвижения к светлому будущему.Проект Бэкона, конечно, восторжествовал, и было бы безумием хотеть свести на нет некоторые из его самых впечатляющих успехов: психиатрические препараты, разработанные в течение последних пятидесяти лет, сделали это возможным для людей, которые во времена Бертона — и действительно в гораздо более поздние дни — были бы прикованы цепями в диких подземельях, чтобы жить относительно нормальной жизнью. Однако за изумительное техническое совершенство пришлось заплатить серьезную моральную цену. Психиатры сейчас все больше склонны лечить заболевание, а не пациента.Сильная душевная и духовная боль — это чисто физическое средство. Полные человеческие последствия психических заболеваний проходят по мере того, как таблетки становятся все более эффективными, а страховые компании все менее склонны покрывать расходы на психотерапию. Чтобы осознать, что такое страдание означает для страдающего, стоит взглянуть на классический текст того времени, когда нейрохимия психических заболеваний даже не пробивалась сквозь глаза Бэкона, а моральные невзгоды были сутью меланхолии.

«Весь мир в меланхолии»

Роберт Бертон знает меланхолию изнутри; длительный ближний бой познакомил его с противником. «Что касается себя, я, возможно, могу утверждать с Марием в Саллюстии:« То, что другие слышат или читают, я чувствовал и практиковал сам; они получают свои знания по книгам, я — через меланхолизацию ». Подобно добродетельной женщине, которая была прокаженной и отдала все, что у нее было, чтобы построить больницу для прокаженных, он продолжает:« Я потрачу свое время и знания, которые являются моими величайшие состояния для всеобщего блага.Хотя божественность — это его призвание и высшая активность, он обращается к меланхолии как к предмету, потому что он очень нуждается в разъяснении, и он как раз подходит для этой работы. Меланхолия выбрала его — «Я был смертельно поражен этой скалой» — возможно, больше, чем он выбрал меланхолию.

Он начинает с изучения предмета с точки зрения философа, принимая прозвище Демокрит Младший, в честь мыслителя, который был потрясен зрелищем человеческого безумия и причиняемых им страданий.Жители Абдеры, родного города Демокрита, считали его сумасшедшим и вызвали непревзойденного врача Гиппократа, чтобы подтвердить свое мнение. Великие люди оказались в разногласии: Демокрит обдирал человечество за его нелепые стремления и звериные аппетиты, в то время как более мягкий Гиппократ считал, что люди не могут помочь своим желаниям и поэтому должны быть прощены. В конце концов, однако, Гиппократ сказал пораженным абдеранцам, что, хотя Демокриту, безусловно, следовало бы лучше одеваться и есть, «в мире не было более мудрого, более образованного, более честного человека, и они были сильно обмануты, сказав, что он сумасшедший.”

Как и его тезка, Демокрит Младший не испытывает недостатка в материале, чтобы обратить свое сатирическое презрение. «Никогда так много смеха, как сейчас, никогда не было так много дураков и безумцев…». Если бы Демокрит был жив сейчас, он бы увидел странные изменения, новую компанию фальшивых визажеров, фальсификаторов, половецких ослов, маскировщиков, ряженых, раскрашенных марионеток, внешность, фантастические тени, чаек, монстров, головокружительных головокружений, бабочек ». Жестокая комедия сексуального желания, отвратительный запах религиозного лицемерия, вечное безумное кровопускание, дикая несправедливость, которую терпят бедные, неприличное подхалимство над богатыми: его наблюдения приводят к диагнозу «что весь мир пребывает в меланхолии, или сумасшедший, обожает и каждый его член.”

Установив универсальную моральную патологию, Бертон переходит к более строгим определениям меланхолии. Существует преходящая меланхолия, которая временами затрагивает каждого — «тоска, тупость, тяжесть и досаду духа», сопровождающие бесчисленные жизненные заботы, печали и разочарования. «И от этих меланхолических наклонностей ни один человек из живущих не свободен, ни один стоик, ни один такой мудрый, ни один такой счастливый, ни один такой терпеливый, такой щедрый, такой благочестивый, такой божественный, который может оправдать себя; так хорошо собран, но более или менее, когда-нибудь, он чувствует в этом умен.В этом смысле меланхолия — это характер смертности ». Чтобы вооружить людей неизбежными потерями в жизни, Бертон прибегает к пресловутой мудрости, касающейся смеси счастья и печали в обычной жизни и терпения, необходимого для того, чтобы вынести такое многое.

Но есть и те несчастные, уязвимые там, где большинство нет, для которых меланхолия становится привычкой и которые поддаются болезням. Для людей с определенным темпераментом незначительное оскорбление или травма могут вызвать каскад серьезных эмоциональных повреждений:

Ибо то, что для одного — укус блох, для другого причиняет невыносимые мучения; и то, что один может с радостью преодолеть своей исключительной умеренностью и хорошо собранной осанкой, второй не способен выдержать, кроме каждого небольшого случая неправильного оскорбления, травмы, горя, позора, потери, раздражения, слухов и т. д.(в одиночестве или праздном) так сильно поддается страсти, что его цвет лица изменен, его пищеварение затруднено, его сон пропал, его настроение затуманено, его сердце тяжело, его ипохондрии неправильно затронуты; ветер, грубость внезапно настигли его, и он сам овладел меланхолией.

Непреодолимая меланхолия, как описывает Бертон, начинается с эмоций, но переходит к подрыву различных органов и вызывает системный дискомфорт. Это физическое заболевание психической и эмоциональной этиологии.«Исключительная умеренность и хорошо продуманная манера поведения» одного человека могут уберечь его от печали, но Бертон не бросает моральные клеветы на страдальца, чья неумеренная реакция на подобные события подрывает его; врожденный темперамент — это загадка, и Бертон посвящает себя тому, чтобы помочь страждущим найти выход из страданий, а не винить их за его появление. То есть, по крайней мере, в этом отрывке он рассматривает меланхолию в основном как соматическое заболевание, а не как моральный недостаток.

Симптомы, наука и сверхъестественное

Слово меланхолия происходит от греческого слова «черный холер»: одна из четырех жидкостей, или телесных жидкостей, связана с селезенкой, преобладает у мужчин с сатурнианским темпераментом и предрасполагает их к серьезности и тяжести, но может также делают их необычайно яркими, остроумными и прозорливыми.Классические авторитетные медицинские мнения расходятся по поводу самого существования юморов: Гален поддерживает эту идею, в то время как Парацельс категорически против нее. Для истинно верующих меланхолия связана также с происхождением различных физических недугов: черной желтухи, лихорадки четвертичного созревания, проказы, цинги.

Описание Бертона меланхолии отличает ее от безумия и безумия, которые являются более серьезными расстройствами, но иногда она включает в себя манию и даже стойкий витиеватый психоз, как при шизофрении.«Страх и печаль — истинные персонажи и неразлучные спутники самой меланхолии, но не всех…; для некоторых это наиболее приятно, как для тех, кто большей частью смеется; некоторые снова смелы и свободны от всякого страха и горя ». Бертон рассказывает о случаях меланхолических людей, которые думали, что они гиганты или гномы, или медведи, или собаки, или моллюски, или что они полностью сделаны из стекла и не осмеливались сесть, опасаясь разбиться. Хотя по большей части он сохраняет невозмутимое медицинское поведение, обсуждая такие фантастические вещи, он может увлечься комедией всего этого.Его личным фаворитом среди нелепых меланхоликов является человек, который держал свою воду, потому что боялся, что она затопит весь город. Когда он больше не мог сдерживаться, к его изумлению, город был спасен, и он был вылечен.

В споре между теми, кто считает, что сердце, наиболее подверженным меланхолии, является сердцем как вместилищем эмоций, и теми, кто предпочитает мозг, дом разума и воображения, Бертон принимает сторону более проницательных толкователей, которые утверждают, что болезнь начинается в головном мозге и переходит в сердце и другие органы.Однако истинное происхождение болезни трудно отследить. Астрологические, климатические, наследственные, анатомические и характерологические факторы — все это играет важную роль в историях болезни. Выделить меланхолию в чистом виде практически невозможно: она принимает столько же форм, сколько пациентов. В этом отношении Бертон полностью согласен с современной медициной, которая определяет девять симптомов большой депрессии — по словам Питера Д. Крамера, «подавленное настроение, проблемы, связанные с получением удовольствия, низкая энергия, нарушение сна, снижение или повышение аппетита, умственные или психические расстройства. физическое возбуждение или замедление, чувство никчемности или вины, трудности с концентрацией внимания и суицидальность.Эти симптомы проявляются по-разному от пациента к пациенту, и у одного и того же пациента разные симптомы могут проявляться в разное время. Огромное разнообразие симптоматики делает лечение депрессии непростым делом, и, конечно, с его людьми из стекла и волшебных пузырей меланхолия Бертона еще более усложняется. «Вавилонская башня никогда не вызывала такого смешения языков, как хаос меланхолии с множеством симптомов».

Что касается наследственного вклада в меланхолию, как указано в подразделе «Родители — причина размножения», Бертон на столетия опередил свое время.«Температура» мужчины является частью его родительских дарований, и поэтому ни один мужчина не может нести моральную ответственность за свою предрасположенность к психическим заболеваниям: «Поэтому мне не нужно сомневаться в меланхолии, но в том, что это наследственное заболевание». Современные генетики оценивают генетический фактор тяжелой или рецидивирующей депрессии примерно на пятьдесят процентов, что выше, чем у таких хорошо известных наследственных состояний, как гипертония, высокий уровень холестерина в сыворотке крови или диабет. Однако не все наследственные предположения Бертона выдержали строгую научную проверку.Один из его источников приводит случай с мужчиной, который «шатался и шатался все дни своей жизни», потому что его беременная мать видела, как пьяница шатается на улице.

Линия исследования физических причин меланхолии приводит Бертона к выявлению некоторых вероятных виновников: диета, задержка, эвакуация, воздух, упражнения, сон, бодрствование и психические расстройства. Он дает советы о том, как не впасть в меланхолию, давая различные виды мяса вниманию морализирующего диетолога, как в этом описании того, почему «дикие птицы», такие как утки и гуси, вредны для вас: «Хотя это будет справедливо в перья приятные на вкус и приятные снаружи, как лицемеры, белые в перьях и мягкие, плоть их твердая, черная, нездоровая, опасная, меланхоличная.«Вы — это то, что вы едите или пьете, и то, что нужно вашему телу, идет на ваш разум. Слишком мало может быть столь же плохо, как и слишком много: известно, что пост монахов сводит их с ума. Когда дело доходит до физических упражнений, переутомление тела и склонность к усталости одинаково пагубны. А полноценный сон важен для предотвращения или восстановления от меланхолии: «Нет ничего лучше, чем умеренный сон, ничего хуже, чем если бы он использовался в крайних случаях или использовался не по сезону». Диета, физические упражнения и крепкий сон — неотъемлемые части современного режима борьбы с депрессией, и рецепт Бертона умеренности в них сочетает в себе мудрость врача в отношении тела с чувством приличия моралиста.

Бертон, однако, расходится с современными людьми, расширяя круг возбудителей меланхолии за пределы, признанные наукой: «Общие причины либо сверхъестественны, либо естественны». Предприимчивый исследователь может установить божественное, ангельское и дьявольское происхождение болезни; чтобы найти множество примеров, ему не нужно искать дальше Библии. «И эта болезнь особо уточняется (Пс. Cvii, 12):« Он сокрушил их сердца тяжестью »; (Второзаконие XXVIII, 28): «Он поразил их безумием, слепотой и изумлением сердца»; «Злой дух был послан Господом на Саула, чтобы досадить ему»; Навуходоносор ел траву, как вол, и сердце его было подобно зверям полевым.Адский грех — верный источник меланхолии, поэтому сам Гиппократ старается отличить божественное наказание от более мирских причин. А то, что наносит рука Божья, может удалить только рука Божья. Бывают случаи, которые не поддаются лечению людьми, в которых божественное милосердие является единственным лекарством. Часто Бог не вмешивается напрямую, но позволяет Своим слугам или даже своим противникам выполнять Свою работу за Него. Господь позволяет дьявольским силам обрушиться на людей в наказание за наши ошибки и испытание нашего характера.Дьяволы искусны в природе и могут вызывать или лечить большинство болезней. Меланхолический юмор — кошачья мята для демонов, которые проникают в уязвимые тела и сеют там душевный хаос.

Итак, Бертон представляет себя, с одной стороны, врачом в современной манере, сострадательным, но морально бескорыстным, исцеляющим своих пациентов без вынесения суждений, ищущим естественные причины и способы лечения ужасной болезни, а с другой стороны — старым … вылепленный морализатор и даже метафизик, потрясенный бушующими аппетитами человечества, предлагающий духовные советы обеспокоенным душам, повторяя изначальное учение о человеческом существе, стоящем перед своим Создателем, объясняя вселенную с религиозной точки зрения.Эта явно разделенная фигура на самом деле атакует эту загадочную болезнь с обеих сторон, пытаясь соединить современные знания с древней мудростью, чтобы быть «целым врачом», который сочетает в себе физику и божественность и тем самым лечит недуг, устойчивый ни к медицинскому, ни к моральному лечению. собственный.

Бертон понимает тонкое действие тела на разум и действие разума — или души — на тело. Описывая пагубные последствия страсти, «этого грома и молнии возмущения», он приближается к самой сути своего анализа:

Ибо, как тело воздействует на разум своим дурным настроением, беспокоя духов, посылая в мозг грубые пары, и так per Concequens [следовательно] беспокоит душу и все ее способности… со страхом, печалью , так далее., которые являются обычными симптомами этой болезни: так, с другой стороны, разум наиболее эффективно воздействует на тело, производя своими страстями и возмущениями чудесные изменения, такие как меланхолия, отчаяние, жестокие болезни, а иногда и сама смерть; настолько верно то, что Платон говорит в своей книге Charmides, omnia corporis mala ab anima processdere , все телесные бедствия исходят из души.

Между мыслью и страстью, мозгом и сердцем существует глубокая связь, и Бертон даже угадывает некоторые тайные физические переходы между ними.Разоренное штормом воображение вызывает расстройство симпатии в сердце и других органах, вызывая «все эти нарушения температуры, изменение и замешательство в настроении и настроении…». [G] reat — это сила воображения, и гораздо больше причину меланхолии следует приписывать только этому, чем изменению температуры тела ».

Далее следует более ста страниц исследования повсеместного порабощения человека насильственными страстями и умственного дефекта, который позволяет воображению побеждать разум.Бертон пишет здесь о несравненной жгучей боли горя — как причине, так и симптоме меланхолии; стремление к чести, которое является золотой добродетелью в умеренности, но чрезмерно превращается в разрушительную ярость; тщеславие тех ученых и потенциальных философов, которые заявляют, что преодолели его; высшая глупость тех, кто стремится поразить мир; тщетность богословских спекуляций; и самое большое горе — потеря денег. Чтобы полностью избежать общей участи пагубной страсти, требуется сверхчеловеческая рассудительность, но люди могут понемногу приучать себя к правильной жизни и тем самым приобретать добродетели истинных философов.

Затем Бертон переворачивает свое предыдущее утверждение и приписывает душевные страдания неудачам тела: тело властно, и в этой жизни от него никуда не деться, как бы душа ни старалась. Он обращается к соматическому объяснению меланхолии, но соматическое объяснение не выходит далеко за рамки предположения о том, что такое объяснение должно быть: неисправность практически любого органа может быть причастна к этиологии меланхолии. Таким образом, ураган душевной болезни может разорваться откуда угодно и когда угодно; бдительность — это все, и даже это может в конечном итоге потерпеть неудачу.«А теперь иди и хвастайся своим настоящим счастьем, кем бы ты ни был, хвастайся своей температурой, своими хорошими сторонами, оскорблениями, торжеством и хвастовством; ты видишь, в каком ты хрупком состоянии, как скоро ты можешь впасть в уныние, сколькими способами: плохим питанием, плохим воздухом, небольшой потерей, небольшим горем или недовольством, лихорадкой и т. д .; сколько внезапных несчастных случаев может привести к твоей гибели, какое маленькое пребывание в счастье ты имеешь в этой жизни, какое ты слабое и глупое существо ». Безрассудство и несдержанность смазывают салазки к самоуничтожению, и бдительный Господь обращает внимание, награждая восхитительные усилия своих созданий и поря их за их расточительные излишества: «Помните наши несчастья и тщеславие, исследуйте и унижайте себя, ищите Бога и взывать к нему о милосердии; которому не нужно искать никаких жезлов, чтобы бичевать себя, поскольку мы носим их в наших недрах и что наши души находятся в жалком плену, если свет благодати и небесной истины не будет светить постоянно на нас: и по нашему усмотрению смягчить мы сами, чтобы быть более осмотрительными и осторожными среди этих опасностей.”

Умеренность — самый разумный путь. Чудодейственным препаратам нельзя доверять. Хотя известно, что исцеление с помощью дьявола или волшебства работает, ни один порядочный христианин не осмелится их рассмотреть. Святые, которых Бертон связывает с серным запахом римлян, предлагают такую ​​же благовидную помощь, как языческие боги или дьяволы. Силы божественности и физики должны быть объединены, чтобы произвести самое надежное лекарство. Одна только молитва бесполезна; также требуется мотивированное действие — лечение. Как Господь духа и тела, помощь Бога необходима как в Священном Писании, так и в физических и божественных дарах, которые нужно применять разумно.Хороший врач может быть доверенным лицом Господа, но для успешного лечения необходимы некоторые чисто практические соображения: пациент должен полностью рассказать своему врачу о своей болезни, он должен быть уверен в способности врача помочь ему, и он должен быть готов к нему. платить.

За какое лечение он платит? Когда дело доходит до лекарств от меланхолии, почти все — растительные, животные и минеральные — когда-то были опробованы. У полоскания горла, апофлегматизма, жевания, суффумигации и клизмы есть свои чемпионы в медицине.Черный морозник вызывает самые щедрые похвалы Бертона; это прозак своей эпохи, восходящей к временам Гиппократа. Некоторые лечат привкус колдовства, и они настолько отвратительны, что могут вызвать психическое заболевание у людей любой утонченности: «намазать подошвы ног жиром сони, зубы собачьей ушной серой, свиньей желчью». , заячьи уши ». Кровопускание рекомендуется для отдаленных пациентов, «у которых меланхолическая кровь пронизывает все тело вместе с мозгом». Палец задушенного ребенка противопоказан при меланхолии, но рекомендуется в других случаях.Читая Бертона о materia medica , СИОЗС кажутся безупречным спасением. Что бы Бертон ни предлагал в качестве философского или религиозного утешения, лечебные препараты и процедуры, которые он прописывает, кажутся по крайней мере столь же вредными, как и болезнь, которую они призваны вылечить.

Другие лечебные средства гораздо разумнее. Чтобы смягчить диету, упражнения и сон, Бертон добавляет разумные дозы секса в качестве восстанавливающего средства: «Неумеренная Венера в избытке, поскольку она является причиной или дефектом; так что, умеренно употребляемый, некоторым сторонам единственная помощь, настоящее лекарство.”Настоятельно рекомендуется насладиться тихой рыбалкой на реке или освежающей прогулкой по сельской местности в компании друзей. В самом деле, Бертон ратует за то, чтобы ценить все мировые наслаждения, которые могут успокоить обеспокоенную душу, от экстравагантной славы до пустяковых развлечений. «Император Домициан очень любил ловить мух, Август — играть с орехами среди детей; Александру Северу часто нравилось играть с детенышами и поросятами; Адриан был настолько влюблен в собак и лошадей, что возложил на них памятники и гробницы и похоронил их в могилах.«Конечно, вам не нужно подражать играющим императорам; скорее, если вы достаточно здравомыслящие, вы можете посвятить себя более достойной деятельности: «Кем бы он ни был, то он захвачен одиночеством или увлечен приятной меланхолией и тщеславием и из-за отсутствия работы не знает, как проводить свое время или быть распятым с мирской заботой, я не могу прописать ему лучшего средства, чем учеба, чтобы настроиться на изучение какого-нибудь искусства или науки ».

Здоровый дух требует активности и отдыха в должной мере, а упорядоченное мышление снимает все страдания: «Все вещи, которые тогда должным образом исследованы и должным образом рассмотрены, как они должны, нет такой причины для столь всеобщего недовольства, это не в мире. материя сама по себе, но в нашем разуме, когда мы умеряем наши страсти и уважение к вещам.«Ум может уверенно идти по самым крутым тропам, если он укреплен философией или, еще лучше, божественностью; Если язычник Цицерон мог утешить себя смертью своей дочери мыслью, что она на небесах, христианин должен быть в большей безопасности душой и сердцем, столкнувшись с ужасной утратой. То, что в вашей натуре слабое или неприличное, можно преодолеть: моральное напряжение — это сама суть хорошо прожитой жизни. «Ты злой, завистливый, алчный, нетерпеливый, без сомнения и похотливый, но, будучи христианином, исправляй и умеряй себя.«Какими бы серьезными ни были ваши ошибки, всегда возможно земное искупление вашими собственными заслугами. Если бы только люди жили иначе, чем они живут, ужасное царство безжалостной агонии могло быть свергнуто, и вместо него правил сладкий разум.

Собственный всеобъемлющий курс Бертона иногда не столько смягчает, сколько охватывает обе крайности. Таким образом, тем, кто чувствует запах серы и считает, что их преследуют демоны, он предлагает комфортное обоснованное физиологическое объяснение, призванное успокоить пульсирующие умы таких страдающих.С другой стороны, в разгар научной дискуссии о зрительных галлюцинациях он вводит силу дьявола, обманывающую людей злыми видениями. Ни духовный аспект дела, ни научный никогда не исключаются окончательно. То, что одни говорят, можно вылечить только с помощью экзорцизма, другие заявляют, что излечимы с помощью очищения. Бертон серьезно относится к обоим лагерям, хотя в данном случае он становится на сторону тех, кто видит в действии дьявол.

Даже при самом тщательном и тщательном уходе не каждому меланхолику становится лучше.Для таких безжалостных мучений самоубийство иногда кажется единственным ответом. Даже угроза проклятия не может помешать убить себя тому, кто чувствует себя проклятым, пока еще жив: «Если на земле есть ад, он должен быть найден в сердце меланхоличного человека». Нет болезней более тяжких, чем болезни ума; Никто не может обвинить меланхолическое самоубийство в отсутствии силы духа в переносе боли: «Я говорю о нашем меланхоличном человеке, он — сливки человеческих невзгод, квинтэссенция и результат; все другие болезни, как бы то ни было, по своей сути — от блох до меланхолии: в этом их суть.Несколько страниц философских свидетельств оправдывают самоубийство в ужасной крайности, но после того, как язычники высказали свое мнение, христианское предупреждение отвергает его: «Бог и все хорошие люди против этого. Тот, кто наносит удар другому, может убить его тело; но тот, кто пронзает себя, убивает свою душу ». Тем не менее, когда христианское божество говорит, неосуждающий врач вмешивается, умоляя о помиловании: «Позвольте мне только добавить, что в некоторых случаях жесткие порицания тех, кто совершает насилие над их собственной личностью или в некоторых случаях отчаянно подходят другим. , что иногда они делают, нанося удары ножом, рубящим ударом и т. д., должны быть смягчены, как тех, кто сумасшедший, вне себя на время, или у которых обнаружена долгая меланхолия, и это в крайности; они не знают, что они делают, лишенные разума, суждения, всего, как корабль, лишенный лоцмана, должен столкнуться с следующей скалой или песками и потерпеть кораблекрушение ». Только Бог знает человеческие сердца и умы, а также пределы их выносливости, и мы можем только надеяться, что Он проявит милосердие к тем, кого психическое заболевание побуждает отказаться от своей жизни.

N Что-то влечет мужчину или женщину в отчаяние с большей вероятностью, чем любовная меланхолия, если только это не религиозная меланхолия — двум условиям, которым Бертон посвящает третий раздел своей книги, заключительный раздел из более чем четырехсот страниц.Если желание правильного объекта правильным образом ведет к счастью, то неправильное желание неправильного объекта — это путь к земной гибели и, возможно, к вечной гибели. Интеллектуальная и моральная красота может сиять через простое или даже уродливое лицо и тело, а моральная уродство может сделать физическую красоту отталкивающей. Однако сама по себе физическая красота, особенно когда за ней скрывается ущербная нравственная природа, представляет смертельную опасность для души. «Я прихожу, наконец, к той героической любви, которая свойственна мужчинам и женщинам, является частой причиной меланхолии и заслуживает скорее того, чтобы называться жгучей похотью, чем таким благородным титулом.«Это любовь, которая не допускает никаких ограничений, которая опровергает всякую порядочность и здравый смысл, которую невозможно приручить. «Она не будет содержаться в союзе брака и применяться к одному объекту, но является блуждающей, экстравагантной, властной, безграничной, неопровержимой, разрушительной страстью: иногда эта жгучая похоть разгорается после брака, а затем правильно называть ревностью; иногда раньше, и тогда это называется героической меланхолией; иногда это распространяется на сватов и т. д., порождает изнасилования, инцесты, убийства.Похоть быстро разгорается и оставляет зловонный пепел. Его сила — это сила самого опустошительного психического заболевания, которое заставляет разум задыхаться в пыли. Мучения испанской инквизиции не идут ни в какое сравнение с муками любовно-меланхолии. Бедный страдающий любовью сок становится довольно бешеным от желания, «поскольку тот, кого укусила бешеная собака, думает, что все, что он видит собак, собак в своем мясе, собак в своей тарелке, собак в его питье, его хозяйка — в его глазах, ушах, сердце, во всех смыслах. » Какой бы отталкивающей ни была на самом деле хозяйка, для любовника она — несравненное чудо.Такое стремление — унизительное рабство.

И все же любовь может сделать мужчину намного лучше, чем он сам. Каждый любовник — поэт; о чем еще пишут поэты, кроме любви? Любовь побуждала богов изобретать искусства. Попытка отрицать силу любви, жизнь принудительного целомудрия порождает бунт извращений. Бертон, убежденный холостяк, настоятельно призывает своих читателей рискнуть «ни с чем не сравнимым счастьем» и выйти замуж. Конечно, за ревностью следует длительное лечение, из-за чего обычная меланхолия кажется куском пирога.Мужчине, который женится, лучше сделать это по уважительным причинам, и любить свою невесту только из-за ее внешности — не лучшая причина. «Тот, кто женится на жене, которая в одиночестве имеет красивую морду, пусть смотрит, — говорит Барбарус, — на не лучший успех, чем у Вулкана с Венерой или Клавдия с Мессалиной». Бессилие, бесплодие и романтические отношения с декабря по май почти непреодолимо приводят к ревности и по уважительной причине; там, где жена сексуально неудовлетворена, она более чем склонна сбиваться с пути. Но тогда жена может скитаться, даже если ее муж — все, чем может быть один мужчина, молодой, красивый, мужественный, страстный: «Ей так же нравится один глаз, как и одному мужчине.Муки ревности поражают все стороны жизни человека: «Это более неистовая страсть, более яростное возмущение, горькая боль, огонь, пагубное любопытство, желчь, портящая мед нашей жизни, безумие, головокружение, чума. черт возьми, они более чем обычно обеспокоены, они теряют bonum pacis [благо мира], как замечает Златоуст; и хотя они богаты, держат роскошные столы, являются благородными союзниками, тем не менее, miserrimi omnium sunt , они очень несчастны, они более чем обычно недовольны, более печальны, nihil tristius , более чем обычно подозрительны.И все, что Бертон говорит о ревнивых мужчинах, удваивается по отношению к женщинам «из-за слабости их пола».

Однако даже самые горячие мучения любовно-меланхолии ничтожны по сравнению с мучениями религиозной меланхолии, чей душераздирающий надир — отчаяние. Бертон направляется на неизведанную территорию, превращая религиозную меланхолию в отдельную диагностическую категорию, но он убежден в своей правоте и значимости своего утверждения: «[религиозная меланхолия] более безумно и увлекает людей, чем любая другая [меланхолия], названная выше, не более того. зла причиняет больше беспокойства человечеству и распинает души смертных людей больше (таково было ремесло дьявола), чем войны, бедствия, болезни, голод, голод и все прочее.«Здесь моральная философия и протестантское богословие являются диагностическими инструментами и терапевтическим лечением: эта болезнь представляет собой глубокую неспособность души признать любовь Единого Истинного Бога и жить в довольстве в Его пользу.

Обманутые включают в себя до безумия ханжеских или суеверных и вопиюще нечестивых. Бесчисленные виды идолопоклонников составляют большую часть населения мира, и, кроме того, большинство христиан недостойны этого имени. Бертон пишет в духе чего угодно, только не экуменического, оскорбляя все религии и секты, кроме своего собственного.Его диатрибы становятся ужасно уродливыми. Папа — высшая христианская угроза, ловящая доверчивых ложным богом, демоническими святыми и пустым ритуалом. Бертон ненавидит беспрецедентное земное правление этого духовного властителя, который владеет властью с крайним цинизмом, в то время как слепые толпы глотают все, что готовит их хозяин. Церковные вельможи тайно насмехаются над набожными глупцами и наслаждаются в полной мере мирскими удовольствиями, не заботясь о своей душе или душах своей паствы.

Суеверия — главная причина кровопролития. Бертон предупреждает, что существует изобилие доктринальной бессмыслицы с пагубными последствиями: теологи раскалывают волосы, а их мировые чемпионы раскалывают черепа. Время требует, чтобы герой или бог очистили землю от суеверий и порождаемых ими кровожадных фракций. «Чтобы очистить мир от идолопоклонства и суеверий, потребуется Геракл, укрощающий монстров, божественный Эскулап или Сам Христос, чтобы прийти в Своей собственной персоне, чтобы царствовать на земле за тысячу лет до конца, как Он будет иметь тысячелетия.Как правило, они настолько упрямы, самонадеянны, упрямы, так сильно привязаны к той религии, в которой они были воспитаны и воспитаны, что никакие уговоры, никакой террор, никакие преследования не могут отвлечь их ». Это упорство верующих в их враждебной вере заставило многие народы практиковать религиозную терпимость, хотя Бертон и сам далеко не так терпим: он все за отлучение еретиков от церкви. Что касается заблудших потенциальных пророков и провидцев, возможно, сбитых с толку меланхолией, то предпочтительным курсом является сочетание лечения с аргументированным убеждением и принуждением.«Среди нас часто встречаются такие пророки и мечтатели, которых мы преследуем огнем и пидором; Я думаю, что самое надежное лекарство, по крайней мере для некоторых из них, было в Бедламе ». Сумасшедший дом, безусловно, кажется гуманной альтернативой самосожжению.

На противоположной крайности от суеверных находятся «атеисты, эпикуры, неверные», чей «великий грех» был назван «чудовищной меланхолией» или «отравленной меланхолией». Их умышленное издевательство над благочестивыми всех вероисповеданий недопустимо:

Когда эти кровавые войны во Франции из-за религиозных вопросов … так жестоко велись между гугенотами и папистами, была компания хороших товарищей, которые смеялись над ними всех до презрения за то, что они такие суеверные дураки, что теряют своих жен и состояния, учитывая веру, религию , бессмертие души, пустяки и иллюзии.Такие распущенные атеистические духи слишком преобладают во всех царствах…. Сатана — их проводник, плоть — их наставник, лицемерие — их советчик, тщеславие — их товарищи по воинам, их воля — их закон, честолюбие — их капитан, обычаи — их правление; безрассудство, смелость, наглость — их искусство, игрушки — их торговля, проклятие — их конец.

Разумная и философская вера необходима, чтобы подчинить отчаяние смерти, что делает потерю жизни предпочтительнее продолжающихся земных страданий души.Отчаяние — это самая тяжелая меланхолия, которую невозможно вынести, запирая невинных мужчин и женщин в аду разума. Это может вызвать слишком много неправильной веры. Проповедники адского огня, лишенные милосердия, терзают робкие и доверчивые души страхом собственного недостоинства и агонией ада; паписты и кальвинисты наиболее ядовиты в своих запугивании. Отчаянное пребывание слишком много времени на коленях может быть более разрушительным в духовном плане, чем буйство. Быть умеренным в самоанализе, не бичевать себя за незначительные проступки и, прежде всего, верить в милость Бога: вот как лучше всего избежать угнетения совести.Божественное прощение всегда доступно душе, которая его ищет, даже если она падает снова, снова и снова. Религиозная меланхолия даже в ее самых суровых формах — это очищающее испытание, успешное прохождение которого приближает страдающего к спасению: «Итак, эта скорбь — это школа или академия, в которой лучшие ученые готовятся к истокам Божества». В конце концов, Бертон предлагает обычный религиозный бальзам и помощь, успокаивающую мазь иудео-христианской традиции: «Но лучшее средство [против демонов] — это лететь к Богу, призывать Его, надеяться, молиться, доверять, полагаться. на Него, чтобы полностью посвятить себя Ему.Склонность Бёртона к практическим советам и его любовь к самым торжественным духовным советам объединены в заключительных словах книги: «Не уступайте уединению и праздности», — рекомендует он, а словами Св. Августина: «Кайтесь, пока в здравом уме ».

Некоторые современные врачи не сочли бы такое всепоглощающее упоминание о покаянии и борьбе с бесами вообще способствующим здравомыслию. По их мнению, Бертону нечему научить современного клинициста, кроме как наглядного урока того, чего следует избегать.Все эти разговоры о душе звучат навязчиво, возможно, симптоматично собственной религиозной мании Бертона. Спасение может быть несовместимо с психическим здоровьем. Было бы разумнее отказаться от проповедей и заняться психофармакологией.

Те современные врачи ошиблись бы и упустили бы полезные инструкции. Хотя ни один здравомыслящий человек сегодня не воспримет всерьез диагноз Бертона о наказании от Бога и одержимости демонами, Бертон, тем не менее, глубоко понимает духовную составляющую психического заболевания.Господь может и не поразить современного депрессивного человека, как Навуходоносора, но современный страдающий часто знает, что его психическое заболевание — это духовный кризис, а также нейрохимический кризис. Депрессия часто возникает из-за ощущения, что человек ведет ошибочную жизнь, безнадежно испорченный самым важным — отсутствие или потеря чувства призвания, недостаточная любовь к правильным людям, слишком сильная или совершенно неуместная любовь к неправильным людям, непонимание, почему кажется, что выбор, который человек делает, неизменно ведет к страданию.Иногда, с другой стороны, депрессия возникает из ниоткуда, посреди удовлетворения, и тогда человек должен столкнуться с вопросами, которые ставят все несчастья: почему это и почему я?

То, что Бертон проповедует как профилактическое и восстанавливающее, — это прежде всего умеренность как в физическом, так и в духовном режиме. Подходящая диета, сон, упражнения, отдых — все это способствует психическому здоровью, равно как и справедливое убеждение в своей порядочности и порядочности, уверенность в том, что человек живет той жизнью, для которой он предназначен, в любви и работе, независимо от того, влечет ли это за собой религиозное суждение.Божественное в Бертоне вполне может настаивать на религиозном суждении, но религия не является обременительной или доктринерской; его Бог милосерден, и его моральные заповеди легко доступны для разума — действительно, веками они разделялись многими философами, как утверждает Бертон. Несмотря на всю страстную веру Бертона, утешение, которое он предлагает меланхоликам, почти так же философски, как и религиозно.

Исцеление было мощным стимулом для написания этой книги, и, по мнению некоторых, даже письмо не могло спасти его от тьмы его собственного разума.Во время смерти Бертона в 1640 году оксфордские студенты распространили слух о том, что он «послал свою душу в небеса через петлю на шее», и эпитафия, которую он сочинил для его надгробия, определенно не развеяла слухи: «Для кого Меланхолия дала жизнь и смерть ». Возможно, Бертон не мог найти достаточного утешения в своих лучших мыслях или в извечной мудрости, которую он накопил. Однако это не означает, что он не утешал других больных.

Пишущий в то время, когда научная современность набирает обороты, Бертон противостоит двум эпохам.Иногда современному глазу он кажется комическим персонажем, который одной ногой стоит на причале, а другой на лодке, неумолимо удаляющейся от берега: устаревшие методы лечения и морализаторство старого стиля не могут рассчитывать на пользу грядущих достижений медицины. и этот мудрый человек, который просто родился не в то время, чтобы стать эффективным целителем, непременно нанесет удар. И все же он делает целительскую работу, и делает это замечательно: он практикует психиатрию в ее первоначальном значении, как лекарство от душ.И мудрость, которую он олицетворяет, — это гораздо больше, чем просто скопление причудливых знаний: это все еще живая традиция, указывающая путь врачу двадцать первого века, который хочет объединить новейшие нейрохимические изыскания с моральной проницательностью, которая сохранилась. на века. Роберт Бертон — образец целого врача, и его замечательная книга указывает направление к абсолютному излечению от этой ужасной болезни.

Project MUSE — Чумка Джорджа Герберта: честное пастырское средство от меланхолии

Какое разительное изменение в тональности, если сравнить письмо Джорджа Герберта 1619 года его отчиму и его совет Артуру Вудноту продолжать жить с тем же самым Сэр Джон Дэнверс двенадцать лет спустя.Младший Герберт, кажется, польщен своим предстоящим ораторским постом в Кембридже и жаждет извлечь выгоду из престижа и ощущения силы такой должности:

The Orators place. . . это лучшее место в университете, но не самое доходное; пока что будет около 30 л. за ан. , но удобство выходит за рамки доходов; ибо Оратор пишет все университетские письма, произносит все речи, будь то королю, принцу. . ., он занимает место рядом с Докторами.. . и сидит над прокторами. 1

Зрелый священник Бемертона, с другой стороны, безмятежно ободряет друга, который сомневается в своей полезности в борьбе с расточительностью Джона Дэнверса во втором браке и перед которым Герберт ранее хвастался своими заслугами. стать публичным оратором: «Хотя вы хотите всяческого успеха в склонении или сдерживании, Желать добра и стремиться к нему, когда мы больше ничего не можем сделать, значит делать это» (стр. 381). Комментаторы и биографы Герберта часто задавались вопросом о такой трансформации.Перелом в жизни Герберта наступил в те годы, о которых у нас меньше всего информации. Как можно объяснить, что Герберт оставил надежды на суд и посвятил себя не только церкви, но и небольшому приходу Бемертона? Неужели он просто потерял всех своих покровителей? Неужели болезнь, как он сам утверждал, сделала его «неспособным выполнять те Службы, для которых я пришел в Мир»? 2 Неужели смерть близких, особенно его матери в 1627 году, привела его к дальнейшему отказу от мирских почестей? Или все дело в личном благочестии?

Линетт Мьюир, которая смотрит на жизнь Джорджа Герберта с исторической точки зрения, наряду с жизнью его друга времен Кембриджа, Николаса Феррара, отвергает третью гипотезу, наиболее привлекательную для построения святости Герберта.Ответ Мюира на одновременный уход обоих мужчин из общественной жизни является политическим: они стремились к разъединению и приверженности христианскому отделению как части реакции не против самой монархии, а против монархического абсолютизма Чарльза. Можно заметить, как такая интерпретация подменяет чистоту веры политическим идеализмом — Церковь становится «новой удовлетворительной институциональной идентичностью». 3 Даже Изаак Уолтон неявно заявил, что выполнение Гербертом приказов должно было быть связано с потерей его покровителей:

Бог.. . за короткое время положил конец жизни двух своих самых услужливых и могущественных друзей, Лодовика, герцога Ричмонда, и Джеймса, маркиза Гамильтона; а вскоре после него умер и король Иаков, а вместе с ними и все надежды мистера Герберта. Так что вскоре он отправился в отпуск из Лондона к другу в Кент. . . . В это время уединения у него было много конфликтов с самим собой, должен ли он вернуться к нарисованным радостям жизни или посвятить себя изучению Божественности и вступить в Священные Ордены? 4

Конечно, предположение, что Герберт, возможно, выбрал «нарисованные удовольствия придворной жизни», если бы он хотел это сделать, усиливает окончательное решение «святого мистера Герберта».

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.